Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Бывшая пресс‑секретарь Навального Анна Ведута обвинила Венедиктова в домогательствах

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Бывший прессек Алексея Навального Анна Ведута обвинила главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова в домогательствах. Об этом сегодня написала «Русская служба Би-би-си».

В 2012 году Анна Ведута ужинала с Венедиктовым и двумя ведущими радиостанции. После ужина Венедиктов предложил развезти всех по домам. По словам Ведуты, она сидела рядом с Венедиктовым на заднем сиденье и в какой-то момент почувствовала, как он придвинулся, обнял ее и начал трогать за колени, поднимаясь выше. «Я вжималась в кресло, уползала, говорила: не надо», — рассказывает девушка. 

Затем он вызвался проводить ее до двери и попытался поцеловать, но ей удалось вырваться и забежать в квартиру. Ведута объяснила, что не рассказала тогда о случившемся публично, потому что ей было страшно и стыдно.

Также в материале «Русской службы Би-би-си» описывается еще один случай домогательств. Имени девушки издание не указывает. Она рассказала, что Венедиктов домогался до нее в отеле: «Мы сидели за столом очень плотно, мне некуда было рыпнуться, и Венедиктов сначала стал придерживать меня за плечо, будто случайно. Положил руку на ногу, на коленку, потом рука поползла выше, по внутренней стороне бедра». Девушка сказала, что растерялась, но в итоге смогла уйти. 

Сам Венедиктов обвинения отвергает. По его мнению, он «не переходил с Анной Ведутой никаких границ», а второй случай называет «фантазиями».

UPD: Алексей Венедиктов, не признал обвинения, однако извинился перед Анной Ведутой: «Я имею другой взгляд на эти события, я даже не помню, что они произошли. Я мог бы сказать «этого не было», но, честно, я этого не помню. Но что так оно было, этого точно быть не могло. Но при этом, если Анну это уже восемь лет скребет, если она чувствует себя некомфортно из-за того, как ей это представлялось, я перед ней извиняюсь».