Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

ЕСПЧ коммуницировал жалобу Елизаветы Алиевой, чья сестра пропала после ссоры с мужем

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал жалобу жительницы Ингушетии Елизаветы Алиевой, пишет «Медиазона», ссылаясь на фонд «Правовая инициатива по России». Ее сестра Марем Алиева исчезла после ссоры с мужем Мухарбеком Евлоевым в 2015 году.

В жалобе говорится, что власти ничего не предприняли, чтобы предотвратить насилие в отношении Марем, а расследование ее исчезновения было неэффективным. Женщина по-прежнему не найдена.

По словам Елизаветы, Мухарбек бил Марем с первых дней брака. Например, он отрезал жене кончик большого пальца, а когда умерла мать сестер, сказал, что Марем может сходить на похороны только при условии, что он побреет ее налысо — так и произошло. Жена пыталась сбежать от Мухарбека несколько раз, но каждый раз он ее возвращал.

В один из побегов женщина сообщила в полицию о побоях и попросила защиты. Супруг подтвердил правоохранительным органом, что бьет Марем, потому что она «плохо себя ведет». Дело так и не возбудили.

В июле 2015 года Евлоев вместе с вооруженными людьми ворвался в дом Елизаветы и потребовал рассказать, где находится его жена. Затем женщину и ее мужа силой вывезли за пределы Назрани, но Елизавете удалось выбраться из машины, благодаря тому, что ее соседи позвонили в полицию. Позже Евлоев нашел Марем и уговорил ее вернуться домой.

В сентябре 2015 года Елизавета сообщила о пропаже сестры. Это произошло через полчаса после того, как Марем позвонила ей и рассказала, что дома происходит скандал, и там находятся много мужчин. Приехавшую к дому Елизавету не пустили внутрь. Полицейским Евлоев сказал, что все в порядке, и они уехали.

Через две недели следователи возбудили дело об убийстве, но так как тела женщины не было, обвинение в преступлении никому не предъявили. Евлоев и его племянник Мурад Парагульгов получили шесть и пять лет колонии соответственно за похищение Елизаветы. Спустя полгода муж Марем вышел на свободу, а затем Верховный суд Ингушетии отменил его приговор.

Елизавете неоднократно угрожали, требуя забрать заявление из Следственного комитета. В октябре 2015 года во дворе ее дома взорвалась граната, но полиция не стала расследовать инцидент.

После того, как этим летом Европейский суд коммуницировал еще четыре жалобы о домашнем насилии в России, перед государством поставили вопрос о системной борьбе с этой проблемой. Вскоре после этого стало известно, что в ЕСПЧ поступили еще сотни жалоб от россиянок, столкнувшихся с насилием в семье. Если суд согласится с позицией заявительниц, он признает, что явление носит массовый характер, а затем может предложить России список конкретных мер по изменению законодательства и установит срок для их принятия.

Ранее Европейский суд по правам человека взыскал с российских властей более 25 тысяч евро в пользу жительницы Ульяновска Валерии Володиной; это стало первым решением ЕСПЧ по иску о домашнем насилии в России. В своем решении суд отметил, что российские власти «не признают серьезность и масштабность проблемы домашнего насилия и дискриминационный эффект, которое оно оказывает на женщин».

UPD: Адкокат проекта «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова уточнила, что суд объединил две жалобы: о жестоком обращении и предполагаемом убийстве Марем и похищении ее сестры Елизаветы.

Европейский Суд задал России следующие вопросы:

  1. Выполнили ли власти свои обязательства по защите от жестокого обращения со стороны супруга, о котором им было известно.
  2. Выполнила ли Россия обязательство принять эффективную законодательную базу, предусматривающую наказание за все формы домашнего насилия и обеспечивающую адекватную защиту жертвам.
  3. Расследовали ли власти надлежащим образом жестокое обращение с Марем.
  4. Понимают ли российские власти всю серьезность и масштабы проблемы насилия в семье и его дискриминационное влияние на женщин. Приняли ли власти меры для достижения реального гендерного равенства, которое позволило бы Марем жить без страха жестокого обращения и пользоваться равной защитой закона.
  5. Расследовали ли власти надлежащим образом похищение Лизы Алиевой.