Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

«Мне было 16 лет. Он был моим отцом»: французы рассказывают в Твиттере о сексуализированном насилии со стороны родственников

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Во Франции в соцсетях началась новая волна движения #MeToo: пользователи рассказывают о пережитом сексуализированном насилии со стороны родственников под хэштегом #MeTooInceste.

«Мне было 6 лет, это длилось два года, они были моими двумя дядями», — написал один пользователь. «Мне было 16 лет. Он был моим отцом», «Это было от 4 до 13 лет. Это были мой брат и мои кузены. Моя семья никогда мне не верила», «Меня насиловала мать. Это происходило регулярно, на глазах у моего отца», «Мне было от 11 до 14 лет. Это был мой брат», — такие твиты стали появляться в сети после публикации книги «La Familia Grande» Камиллы Кушнер, в которой она обвинила своего отчима, ученого и политика Оливье Дюамеля, в сексуализированном насилии над ее братом-близнецом тридцать лет назад.

«Мне было четырнадцать, я все знала, но ничего не сказала», — написала Кушнер. Ее брат Виктор подтвердил изданию Le Monde, что все описанное — правда. Отец близнецов, бывший министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер, заявил: «Тяжелая тайна, которая давила на нас слишком долго, открылась. Я восхищаюсь смелостью моей дочери Камиллы».

Оливье Дюамель отрицал все обвинения, называя их «личными атаками». Однако он покинул посты в академической сфере и в медиа, чтобы «уберечь учреждения», в которых работает.