Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

«Отпишитесь от сексистов и скажите им, что они сексисты». Интервью блогерки Дарьи Зарыковской

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

В марте этого года мы прочитали, что блогерка и владелица магазина «Мам, купи!» Даша Зарыковская отправляет 20 процентов выручки с продажи одной линейки одежды в наш центр. Мы решили, что хотим рассказывать чаще о людях, которые нас поддерживают, так что попросили Дашу об интервью. Выяснилось, что она прошла непростой путь и дважды становилась жертвой кибербуллинга. Даша рассказывает том, как пережить травлю в сети, как найти в себе силы быть собой и начать помогать другим.

Лиза: Давай поговорим про социально-ответственный бизнес. Как ты пришла к идее, что нужно помогать НКО не только как частное лицо, но и как бизнес?

Дарья: Я неравнодушная и всегда жертвовала деньги НКО. Это была моя реакция на какие-то социальные несправедливости. Потихонечку я стала выпускать одежду и теперь жертвую часть прибыли с ее продажи. Покупателям приятно на такое тратиться, а я при этом чувствую себя не бесполезной. За это время мы как бизнес помогали «Агоре», «Правозащите Открытки», «ОВД-Инфо», «Насилию.нет». Вместе с этим я периодически перечисляю свои личные средства в разные организации, которые занимаются правами женщин и животных. Если случается что-то, что меня очень злит, я доначу кому-нибудь деньги. Например, когда зимой была ситуация с фотографом Маратом Сафиным и избиением девушки в Санкт-Петербурге, я скинула деньги в разные организации, которые занимаются проблемами женщин.

Как думаешь, публичная благотворительность помогает твоему бизнесу и бизнесу вообще?

Хочется верить, что да. Что касается меня, мне вообще хотелось бы построить вокруг магазина комьюнити, которое потребляет сознательно и экологично.

Если бизнес ориентируется на покупателя, который выбирает этичные услуги и товары, то ему стоит поддерживать НКО. Очевидно, что это и дополнительная реклама для бизнеса, и финансовая поддержка для НКО, которым непросто собирать деньги.

А сама ты поддерживаешь социально ответственные бренды?

Я очень ценю и стараюсь поддерживать локальные бренды и малый бизнес, практически полностью избегаю масс-маркета, но не буду скрывать — периодически закупаюсь в люксовом сегменте.

Ты придерживаешься феминистских взглядов, и думаю, что спокойно можешь назвать себя феминисткой. Я права?

Да, конечно.

Почему ты стала феминисткой и когда это произошло?

Называть себя феминисткой я начала году в 2014, возможно, толчком к тому, чтобы погрузиться в эту тему, была травля из-за моей работы в вебкаме (в 2014 году Дарья Зарыковская столкнулась с масштабной травлей в интернете после того, как ее вебкам-видео опубликовали на «Дваче» — прим. «Насилию.нет»).

Тебе когда-нибудь отказывали в сотрудничестве из-за того, что ты феминистка?

В этом году я начала привлекать много людей к сотрудничеству, стараться расширить круг артистов и блогеров, с которыми работаю, и впервые столкнулась с тем, что люди сказали: «Мы не будем работать с Дашей Зарыковской из-за ее феминистического твиттера, из-за ее поста про Womanizer (секс-игрушка — прим. «Насилию.нет»), она какая-то странная, мы не будем с ней работать из-за этого». Меня это дико удивило, но на самом деле моя публичная деятельность и то, как я позиционирую себя в медиа, мне больше помогает, чем мешает. Есть разные продакт-менеджеры в компаниях, с которыми мы работаем в B2B формате, и они как раз тоже придерживаются феминистских взглядов и заранее ко мне расположены. Так что в этом есть и плюсы.

А покупатели и подписчики хейтят из-за феминизма?

Наверняка такое было, просто не помню все претензии ко мне в интернете. Но честно говоря, я в своих соцсетях чаще сталкивалась с критикой из-за того, что я в вебкаме работала, а не из-за того, что я того, что я феминистка. На этот счёт я слышала: «Я разочарован, не буду ничего покупать».

Я вообще периодически делаю и говорю довольно резкие вещи. Зимой было много скандалов, связанных с сексизмом и избиениями женщин. Все опять обсуждали, можно ли насиловать женщин, а если она пьяная, а если она разделась? И были люди, которые негативно реагировали на меня, но я не целюсь в них как в своих потенциальных покупателей, если честно. Обычно это ущемленные и обиженные мужчины, которые вряд ли будут покупать кофточку с блестками.

Цензурная версия футболки «Отвал *****» в магазине «Мам, купи!»

В марте этого года Похититель Ароматов (популярный блогер Александр Дмитренко — прим. «Насилию.нет») обвинил тебя в краже идеи для мерча и после этого, как бы в отместку, сделал мерч с твоими обнаженными фотографиями, скринами с вебкам-видео.

Да, я выпустила футболки «Отвал *****» [женского полового органа], и выяснилось, что он до меня выпустил футболки с такой же фразой. Я не считала, что фраза принадлежит ему, но предложила роялти за рекламу этой продукции — 10% с выручки. Вместо этого он решил затравить меня в интернете. Сначала просто говорил, что я воровка и тварь, а потом откопал скриншоты моей работы в вебкаме 2012 или 2013 года и сделал с ними футболки, точнее фотографии таких футболок. Потому что если тебе что-то не нравится в женщине — откопай ее голые фотки и затрави ее в интернете.

Из-за того что он запустил травлю, ему снесли сайт с мерчем. После чего он, видимо, немного одумался и перестал все это делать.

Разве возможно снести чужой сайт?

Его сайт был сделан на базе конструктора, который, как оказалось, запрещает заниматься кибербуллингом. И я написала ему, что, если он будет продолжать меня травить, ему вообще соцсети снесут. Как раз после этого случая я решила перечислить вам денег. Потому что может быть хватит уже обижать женщин в интернете? Сколько можно?

К травле подключился еще один известный блогер и визажист Андрей Петров и выложил в своем телеграм-канале твои старые вебкам-видео и фотографии. Как думаешь, почему? Он ведь сам страдает от травли как открытый гей.

Вопрос интересный, но ответа на него у меня нет. Мы виделись с Андреем буквально за месяц до этой ситуации, мне он показался профеминистских взглядов. Я думала, что он тоже против дискриминации и насилия над женщинами. Но это как будто бы два разных человека — офлайн и онлайн.

В новостях писали, что ты подала на него в суд за то, что он выложил фотографии.

Нет, я не подавала на него в суд и не угрожала судом. Я ему отправила досудебную претензию — бумажку, в которой написано «УДАЛИ!»

Как ты морально пережила все эти конфликты и новую волну травли? Это ведь было не в первый раз?

Да, не в первый. Меня травят за вебкам с 2014 года. И в 2014 году это было гораздо жёстче. Тогда за меня никто не вступался, как сейчас. Два месяца назад вся адекватная часть общества сказала: «Нет, вы не можете так делать, это ужасно, прекратите», а тогда у меня не было совсем никакой поддержки. Я не знала, как устроен мир, как работает институт репутации.

Прочитать о том, как Даша впервые столкнулась с кибербуллингом из-за работы в вебкаме, можно здесь

Но все это я уже пережила, воспоминания о травле не вызывают у меня чувств, которые все ожидают. Меня просто все это выбесило. У меня хорошая жизнь и репутация, я хорошо себя веду, а тут приходит какой-то человек, врет, что я украла у него мерч, к этому подключаются другие люди, которые начинают считать меня плохой. И я думаю — опять. Опять нужно ждать несколько лет, пока все рассосется. Это неприятно.

Ты ходила к психологу?

Вообще да, но из-за травли никогда не обращалась. Была всего пару раз, когда не могла справиться с проблемами на работе. У меня нет ментальных расстройств, я в целом довольно здоровая и выносливая, потому что меня растили в сибирском лесу, так что в моменте я могу сильно переживать, но потом быстро прихожу в норму.

Как отреагировали родные в первый раз и сейчас? Поддержали тебя?

Да, конечно, у меня хорошие отношения с родными, они меня всегда поддерживают и переживают за меня.

У тебя есть совет, как справляться с травлей?

Не нужно читать комментарии и посты о себе. Да, это сложно, и даже мне непросто, но это реально выход. Потому что это не настоящие слова, это не настоящие люди пишут. Если у вас тоже есть возможность попросить друзей почистить ваши комментарии — сделайте это. Если вы не медийный человек, закройте аккаунты. Но не всегда есть такой выход: если ты блогерша и продаешь рекламу, придется терпеть.

А как реагировать, когда видишь, что кого-то травят?

Во-первых, нужно поддержать человека напрямую. Во-вторых, надо осудить тех, кто травит. Возьмем Андрея Петрова: он инфлюенсер с большой аудиторией. Уверена, среди его подписчиков есть люди, не согласные с тем, что можно публиковать голые фотографии девушек и издевательски их подписывать. Если они проголосуют отпиской, это будет ощутимо. Поэтому отпишитесь от сексистов и скажите им, что они сексисты.

Интервью: Лиза Смородина