Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

«Сиди дома, зачем тебе работать, я всем обеспечу»: как уйти от абьюзера, если нет денег?

Кратко

Центр «Насилию.нет» вместе с HR-специалистом Юлией Сантуровой и карьерным консультантом Марией Турусовой запускает курс по HR-поддержке для пострадавших от домашнего насилия и тех, у кого есть трудности с устройством на работу. Записаться на курс можно по ссылке. Авторы и ведущие проекта рассказали нам, зачем этот курс нужен, как он может помочь и почему важен именно для пострадавших от домашнего насилия. А также о гендерных стереотипах при трудоустройстве и сложностях выхода из декретного отпуска.

«Насилию.нет»: Вы работаете в HR, расскажите о гендерном неравенстве на рынке труда. Как женщинам побороть дискриминацию, разницу в зарплатах и стать конкурентноспособными?

Мария: Может буду казаться засланным казачком, но я никогда не встречала дискриминацию по заработной плате. Никогда не видела ни одного штатного расписания, в котором было бы написано: директор по производству-женщина получает 50 тысяч, а мужчина — 70. Да, слышала, что мужчинам чаще повышают зарплаты, якобы потому что они чаще ходят к начальству и просят о повышении из серии «мне нужно кормить семью». Но дискриминации именно по гендерному признаку не встречала.

Меня лично больше смущает не дискриминация, а что многие мужчины не хотят выходить на рынок труда. Когда отношения мужчины и женщины перестают быть партнерскими и перерастают во что-то большое, то часто женщина вынуждена на себе тянуть семью. При этом они еще, как правило, и в абьюзивных отношениях. Я знаю истории, когда женщина пашет, единственная в семье зарабатывает, при этом воспитывает детей, моет полы и еще получает по голове за недосоленный борщ.

Юлия: Я давно работаю в сфере информационных технологий, и здесь важен мозг, без разницы кому он принадлежит. Здесь нет стереотипов, и я не сталкивалась с разницей между условиями работы для женщин и мужчин. Хотя, конечно, встречается, что на высокой должности видят исключительно мужчин. Как правило, это происходит в старых компаниях, где руководство старше пятидесяти. У них мышление традиционное, женщина должна сидеть дома. Плюс часто на работу берут мужчину, а не женщину, потому что она может в любой момент уйти в декрет, у нее маленький ребенок, которому надо уделять время.

Мария: Я работала в российской компании, там директор по производству — женщина, начальник цеха — тоже. У нас даже наоборот, мужчин не всегда брали, потому что они хуже выполняют монотонную работу.

Юлия: Да, мы же с коллегами общаемся и видим, что гендерное разделение осталось по большей части в старых совсем компаниях, где топ-менеджеры очень возрастные. Сейчас мир KPI, эффективности сотрудника,а значит гендер не важен.

HR-специалист Юлия Сантурова

HR-специалист Юлия Сантурова, фото из личного архива.

А какие остались стереотипы при трудоустройстве?

Мария: Все стандартно: молодая — значит скоро замуж выйдет и в декрет, недавно замуж вышла — значит тоже лучше рассмотреть другую кандидатуру, потому что в декрет уйдет. Или недавно вышла из декрета — значит будет часто брать больничные, а вдруг у ребенка сопли.

Вообще с декретом связаны самые большие стереотипы, но есть хорошая механика, как себя вести в таких случаях. Нужно максимально убедить работодателя, что еще не выйдя из декрета, вы продолжаете развиваться, интересоваться сферой. Что вы активный, обучаемый человек, стремящийся к новым знаниям.

С другой стороны, если начинаются дискриминационные вопросы, то сухо и конкретно на них отвечать: «Вы замужем? — Нет. — Почему? — Не хочу. — В декрет не собираетесь? — Нет. Но если даже через пару месяцев решу забеременеть, то в общей сложности еще год с вами проведу и покажу хорошие результаты работы. Вообще по статистике много людей через год меняют работу или уходят в другие отделы, так что у меня точно такие же риски. А если возьмете меня, то не пожалеете».

В ответ на вопрос «расскажите о себе» надо позиционировать себя как профессионала, показывать навыки и заинтересованность, а не что вы мать, которая выходит из декрета.

Юлия: До сих пор есть деление на женские и мужские профессии, даже в современных реалиях. Вот HR почему-то считается женской профессией, а программист — мужской. С другой стороны, все это заканчивается, когда появляется оценка эффективности и профессионализма.

У нас в стране декрет три года, насколько такой долгий срок оправдан?

Мария: На мой взгляд, это абсолютно нормально. Да, в мире другая практика, например, в Америке вообще нет такого понятия, как декретный отпуск — из него максимально быстро выходят. Про три года надо помнить, что это не обязанность, а право: из декрета женщина может выйти в любой момент, это личный выбор каждой. Плюс в декрете может сидеть мужчина, бабушка или дедушка.

Проблема не в том, что декрет долгий, а что из него тяжело экономически выйти. В ясли берут только с определенного возраста, отдать в частный детский сад или оплатить няню — дорогое удовольствие, особенно с уровнем зарплат в регионах. Плюс декрета в том, что за вами закреплено место работы, и даже если вы в полтора года отдали ребенка в детский сад, то оставшееся время можете использовать на поиск новой работы или подготовку к выходу на старую.

Юлия: К декрету работодатели чаще всего нормально относятся, все все понимают. Но выйти из него и правда сложно — в некоторых сферах профессиональные навыки быстро устаревают и приходится постоянно наверстывать либо выходить на ступеньку ниже. Важно не застаиваться во время декрета, развиваться. Кстати, большинство клиентов у карьерных консультантов — как раз женщины, выходящие из декрета, они не понимают, как изменился мир за время их профессионального отсутствия, сложно влиться в поток.

Карьерный консультант Мария Турусова

Карьерный консультант Мария Турусова, фото из личного архива.

В Центре «Насилию.нет» вы запускаете проект по карьерному консультированию. Зачем он нужен лично вам?

Юлия: Я задавала себе этот вопрос тысячу раз — это потребность закрыть личную мотивацию в помощи другим людям. Это какой-то отдельный кайф, когда у тебя есть навык и ты можешь им не только зарабатывать, но и реально помогать другим людям. Наверное, это все же не совсем альтруизм, он ведь подразумевает, что ты делаешь совсем безвозмездно, а я для личной удовлетворенности.

Идея родилась очень просто: подруга находилась в абьюзивных отношениях, экономической зависимости и все по классике. Я погрузилась в тему домашнего насилия и охренела от происходящего и тотальной несправедливости. Что такое реально может быть. Начали с подругой продумывать варианты, как она может подрабатывать тайно и удаленно работать. Тогда и поняла, что могу применить свои знания.

Мария: Меня всегда интересовало волонтерство, но скорее со стороны. Понимала, что я эмпатичная очень и мне будет морально трудно. Плюс казалось, что я не могу глобально что-то изменить, и от этого было еще тяжелее. И подумала, что если один из главных критериев, почему женщины не могут уйти от абьюзеров, — это экономическая зависимость, то я же могу помогать им находить работу. Дополнительный фактор — посмотрела фильм Регины Тодоренко и после него приняла окончательное решение. Тоже себя спросила: а что я сделала, если такая умная?

Как будет устроен этот проект и зачем он нужен? Со стороны может показаться, что это необязательный, дополнительный сервис.

Юлия: Мы с Машей будем скорее как карьерные консультанты, которые смогут подсказать и решить основные сложности при поиске работы. И эта проблема напрямую связана с домашним насилием: в определенный момент абьюзер начинает изолировать свою жертву от семьи, родителей, друзей, рабочих контактов. Полностью разрывает социальные связи. Большинство переживших домашнее насилие проходили изоляцию.

Мужья и партнеры говорят: «Сиди дома, зачем тебе работать, ты же моя любимая женщина, я всем тебя обеспечу». И женщины под воздействием такой «заботы» бросают работу — это классический сценарий развития абьюзивных отношений.

Потом, когда они начинают выходить из этой ситуации, то у многих возникают проблемы с трудоустройством: одни долго не работали, другим просто сложно устроиться куда-то. Ведь абьюз еще и про принижение личностных качеств и достоинств — внушают, что ты ни на что не способна. После работы с психологом, на этапе выхода в новую жизнь и механического процесса поиска работы, помощь карьерного специалиста всегда пригодится. Мы поможем с этим, подсветим фонариком основные ошибки, расскажем, как правильно это делать.

Мария: Помощь HR-специалиста пережившим домашнее насилие необходима, чтобы вырваться из финансовой зависимости и уйти от абьюзера. Находясь в таких отношениях, ты не только теряешь уверенность в себе — экономическая зависимость многих останавливает от ухода. Без постоянной работы, финансовой подушки безопасности нет уверенности, что можешь просто сбежать, сменить жилье, переехать в другой город, начать новую жизнь.

С пострадавшими обычно работают психологи и юристы, но не учитывается аспект трудоустройства. Здесь как раз и нужен HR-консультант, он сможет вселить уверенность в человека, показать его сильные стороны, на которые можно и нужно опираться, составит грамотно документы и вообще подготовит к поиску работы. То есть искать выходы из негативной ситуации во всех сферах жизни.

У вас есть опыт работы с пострадавшими от домашнего насилия?

Юлия: Да, мы сейчас работаем в индивидуальном порядке с пострадавшими, которых нам направляет «Насилию.нет», где-то пара человек в месяц. Сейчас у меня два кейса, и там как раз самая классическая ситуация: мужчина изолирует женщину под разными предлогами, и у нее из-за длительного безработного периода появляются дырки в профессиональном опыте.

Мария: Мои клиенты чаще всего уже готовятся выйти из отношений и готовят подстраховку, план «Б», и одновременно ищут удаленную подработку в тайне от мужа.

статистика экономическое насилие

Каким конкретно навыкам вы будете учить?

Мария: Мы поможем женщинам выработать инструменты, которые помогут им найти работу. Начинается все с самоопределения, поиска своих сильных сторон и качеств, на которые можно опереться и эмоционально, и профессионально. Первый модуль будет мотивационным — надо показать человеку, что весь его опыт ценен, что его всегда можно применить. Даже если столкнулся с трудностями, это не повод отчаиваться. Затем перейдем к более практическому блоку: составление резюме, анализ источников поиска вакансий, написание сопроводительного письма, подготовка к интервью. И после уже будем непосредственно сопровождать девушек и помогать в поиске работы. После каждой лекции будут чек-листы и домашние задания, то есть надо будет готовиться дома и нам на занятиях задавать вопросы, вместе разбирать ситуации.

В идеале, к концу программы у девушек уже будут варианты с вакансиями и предложения от работодателей. Но если кому-то не удастся этого добиться быстро, то в течение месяца у нас есть сопровождение.

Сколько времени займет такая программа?

Мария: Примерно два с половиной месяца. Пока по планам шесть сессий плюс месяц сопровождения. Первая встреча будет очной групповой, на ней мы рассказываем базу: теория, особенности и подводные камни. Дальше даем чек-листы и домашние задания. В течение недели девушки их выполняют, мы их разбираем и переходим к следующему блоку. Одна встреча в неделю по субботам.

Давайте зафиксируем: какая конечная цель для участника программы? Я записываюсь, и чего мне ожидать на выходе?

Юлия: Конечно, личная цель – чтобы все нашли работу. Но в любом случае у всех появится навык правильного поиска работы. Ведь как проходить собеседования, составлять резюме — это все навыки, и искать работу — это тоже работа. Эти знания пригодятся на протяжении всей жизни. Мы даем инструкции и удочку, и, если участницы будут все делать правильно, то они сами обретут все необходимые знания и найдут работу. Плюс это отлично поможет с самоопределением.

Мария: Наш формат подразумевает консультирование, мы не можем каждого вести за руку. У кого есть огромное желание – дойдет до конца и получит работу. Но для этого нужна большая стойкость, потому что могут появиться страхи, неуверенность, выгорание от самого процесса поиска. Это происходит даже у людей без отягощающих факторов таких, как абьюз или насилие. Многие не идут до конца, соглашаются на первый попавшийся вариант, который не хотели изначально. Мы не можем гарантировать трудоустройство, но максимально постараемся сделать так, чтобы все получили как можно больше помощи и обрели необходимые эффективные инструменты. 

P.S. Записаться на курс по HR-поддержке для пострадавших от домашнего насилия можно по ссылке