Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Темные времена. Как справиться с тревогой, страхом и стыдом на фоне протестных акций

психологическая помощь митинги протесты
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Тысячи неотличимых друг от друга вооруженных силовиков, жестокие избиения и задержания, города в полувоенном положении, знакомые в автозаках или за решеткой. Это реальность, в которой мы живем, и она не может не сказываться на психологическом здоровье, даже если травмирующие события происходят где-то далеко и не с нами.  Как поддержать себя и близких в эти непростые времена? «Утопия» поговорила об этом с Екатериной Абрамовой, психологом и координатором проекта «Открытое пространство», который оказывает психологическую поддержку во время протестных акций.

Сидишь дома, в комфорте и относительной безопасности, только читаешь новости и слушаешь истории других людей — и все равно страшно. Почему так происходит? 

Бояться — это нормально. Мы живые люди, а не роботы, мы не живем в вакууме. Когда человек смотрит на чужие страдания, он переносит их на себя и представляет, каково бы ему было в такой ситуации. Конечно всем, кто видит насилие, страшно оказаться на месте человека, к которому его применяют. Это совершенно нормальное чувство.

Тем более бояться не значит трусить. Ненормально, когда из-за страха человек перестает быть собой, совершает необдуманные поступки, теряет жизненные ориентиры или не понимает, что происходит вокруг. С этим надо учиться справляться, а признаться себе, что напуган, — это очень смелый поступок.

Как сохранить свое ментальное здоровье при таком эмоциональном фоне?

Сложный вопрос, который мне постоянно сейчас задают, я и сама себе его задаю. Единственный вариант — искать собственный способ отвлечься, чтобы хоть немного вынырнуть из информационного поля. Постараться сконцентрироваться на настоящем, заниматься мелкими бытовыми делами.

Часто чувства тревоги или вины направлены не на сейчас, а в будущее или прошлое. Поэтому, чтобы успокоиться и сохранить ясность ума, надо держаться за настоящий момент и давать себе передышку, пусть небольшую. Хотя бы на 5-10 минут выключить гаджеты, не следить за новостями и не обсуждать их.

Важно понимать, что каждый из нас — член общества. Это значит, что мы должны хорошо функционировать: есть, спать, работать, поддерживать социальные контакты. Если сейчас перенапрячь нервную систему, душу и тело, этого всего не будет. А когда пройдут смутные времена, нам понадобятся силы, чтобы жить дальше.

Что делать, если не получается не следить? Многие попали в патовую ситуацию: нельзя смотреть, но и не смотреть не получается.

Надо принять решение. В тяжелые времена надо быть честным с собой, прислушиваться к себе и открыто признавать: еще пять минут, и моя чаша будет переполнена. Концентрация на чем-то требует постоянных усилий, и даже когда мы пытаемся отвлечься, соскальзываем обратно в повестку. 

Нужно себя вытаскивать и давать себе отдохнуть. Это особенно важно для тех, кто сейчас активно освещает митинги или помогает задержанным и пострадавшим, сидит в чатах поддержки. Если сейчас эти люди не выспятся, не отдохнут — не смогут помогать. А переключиться они не могут из-за чувства вины: им кажется, что можно сделать больше, лучше, что можно и потерпеть. Но мы работаем на пределе возможностей, и перерыв нужен всем — кому десять минут, кому восемь часов.

задержание на митинге
Фото: Елена Лукьянова / «Новая Газета»

Один из частых вопросов в соцсетях сейчас: как справиться с острым чувством беспомощности?

Это базовое экзистенциальное чувство, которое появляется, когда все вокруг кажется неправильным, несправедливым и непоколебимым. Надо признать, что колоссальное количество вещей в мире от нас не зависит, но каждый может сделать этот мир лучше. Прыгнуть выше головы невозможно, как и заставить людей быть добрыми, честными и справедливыми. Нужно отдавать себе отчет и отвечать только за то, что вам по силам изменить.

Что делать, если в потенциально опасную ситуацию могут попасть близкие или друзья?

Это сложнее всего. За себя ты сам отвечаешь, а когда переживаешь за других, чувство беспомощности еще больше. Честно, не знаю, какой совет можно дать родителям, чей ребенок вот так пошел гулять. Совершенно точно надо признавать за другим право делать, что он хочет, уважать чужие решения и любить друг друга. Если моя вторая половина завтра пойдет на акцию, я с ума сойду от беспокойства. Но буду стараться найти в себе силы сказать: «Хорошо. Ты идешь. Я переживаю. Пожалуйста, звони почаще и по возможности пиши, как ты».

Как психологически подготовиться к выходу на улицу и возможному задержанию, если все же решаешь участвовать в акции?

Если человек никогда не проходил через задержания, то невозможно наверняка предсказать его реакцию на это. Готовиться конечно нужно, но по-моему к таким вещам в принципе нельзя быть готовым.

Универсальных правил нет, но в первую очередь надо четко понимать, что могут возникнуть неприятности. Вам нужно ответить себе на вопрос, ради чего вы выходите. Когда есть ответ, появляется и внутренняя опора. Потом почитать инструкции: как себя вести во время задержания, кому звонить, что подписывать, что с собой взять. Продумать план действий на разные варианты развития событий.

После задержания человеку предстоит несколько часов провести в автозаке, в отделении, в дороге. Чтобы провести эти часы спокойно и адекватно, без агрессии к полицейским, потребуются внутренние силы. 

Для того, чтобы страх не накрыл с головой, можно использовать старый прием — щелкнуть резинкой по запястью, когда земля уходит из-под ног, чтобы вернуться в настоящий момент. Или концентрироваться на каких-то предметах: нащупать браслет, мелочь в кармане. Можно дышать и концентрироваться на этом. Главное оставаться в относительном равновесии и сохранять ясность сознания, а дальше — искать, что помогает лично вам: медитации, песни, разговоры.

Вы работаете координатором психологической поддержки в проекте «Открытое пространство». Какую помощь вы оказываете и кто может к вам обратиться?

Наш психологический центр работает с ноября прошлого года. Мы помогаем бесплатными психологическими консультациями. Также у нас есть чат-бот и анонимная горячая линия поддержки для правозащитников и активистов, которая открылась 22 января, накануне первого большого митинга в этом году.

Линия не замолкает с тех пор, как мы анонсировали запуск. Обращения приходят постоянно, десятки в день. Очень много обращений накануне акций — людям тревожно, они переживают за себя, за друзей и за близких. В такие моменты важно понимать, что ты не один. Чат — это такой фастфуд поддержки. Если мы понимаем, что человеку недостаточно просто поговорить, отправляем его на личную консультацию с психологом.

митинг в петербурге навальный
Фото: Елена Лукьянова / «Новая Газета»

А когда чаще всего обращаются за помощью?

Как по учебнику: больше всего обращений вечером или ночью, потому что после напряженного дня люди остаются наедине с собой, а это часто бывает сложно. Чаще звонят накануне уличных акций или после них — в день митинга у людей другие заботы.

С какими проблемами звонят?

Больше всего людей волнуют страх и вина. Говорят, что их пугает обстановка в стране и что им страшно выходить. Очень многие винят себя, что остаются дома: родители боятся оставлять маленьких детей, дети боятся, что у родителей случится нервный срыв, если они пойдут. Другие не выражают свою позицию, потому что боятся увольнения или отчисления, и тоже винят себя за это.

Приходится напоминать, что любой поступок — наше право, а не обязанность. Если вы не можете пойти из-за того, что у вас дома маленькие дети, пожилые родители или работа, то вы ни в чем не виноваты. Нет правильного или неправильного решения — решать только вам. Порой приходится напоминать очевидные вещи — люди забывают, что они живые, что им нужно отдыхать, что они имеют право сами решать свою судьбу, что никому не станет лучше, если они пострадают.

Какие истории вас задели сильнее всего?

Мама двоих детей рассказывала, как ей стыдно, что она никуда не выходит. Я напомнила, что у нее есть очень важная задача –– воспитать детей так, чтобы в их будущем никому вообще не приходилось выходить на улицы. Чтобы их будущее было лучше настоящего. Она искренне благодарила, потому что такая очевидная мысль просто не пришла ей в голову. 

Еще задевает, когда к нам обращаются коллеги из смежных проектов. Горько осознавать, что мы отправляем людей за помощью к тем, кто сам в ней нуждается. К тому же сейчас многим сложно признаваться, что они психологически уязвимы.

Почему людям сложно признаться, что они нуждаются в помощи?

Люди говорят: «Сейчас есть те, кому хуже, им помощь нужнее, чего я буду обращаться». Кажется, что твои проблемы не такие значительные, как у человека, которого избили дубинкой. Но на самом деле конфликтные ситуации не проходят бесследно ни для кого. Помощь нужна всем, по-хорошему, всем бы дружно собраться и пойти на психотерапию.

Вы сказали, что нормально бояться, но часто действия силовиков и реакция государства вызывают только злость. Насколько нормальна ярость в такой ситуации?

Любая реакция нормальная. Вопрос — как мы с ней справляемся. Злость и ярость — это нормально, но не стоит что-то делать, руководствуясь ими. Чем мы тогда будем отличаться от того, на что злимся?

Эти эмоции разрушают человека — не только того, к кому применяется насилие, но и того, кто применяет его к другим. Надо сто раз подумать, откуда берется эта злость, что с ней можно сделать? Я думаю ее надо сублимировать и направлять на что-то созидательное.

задержание на митинге в поддержку навального в петербурге
Фото: Елена Лукьянова / «Новая Газета»

Во время митингов общество всегда поляризуется. Деление мира на черное и белое, на своих и чужих, правильно?

Все, что нас окружает, для какой-то части общества приемлемо, а для какой-то нет. Деление на черное и белое лишает нас возможности увидеть массу оттенков: продуктивно взаимодействовать, вступать в диалог и договариваться.

Как только мы принимаем за аксиому, что есть свои и чужие, нас тут же становится меньше. Потом появятся свои и чужие уже в «нашем» сообществе, и тогда нас останется еще меньше — и так будет продолжаться, пока мы не останемся поодиночке. Как бы банально это ни звучало, я вижу смысл не в поляризации, а в милосердии, понимании и уважении. С оговоркой, что насилие неприемлемо ни в каком виде.

Сложно испытывать уважение, когда несколько человек бьют тебя ни за что.

Да, но, слава богу, нас пока еще не избили всех разом. Мне помогает понимание, что никто никогда не будет бить другого человека от хорошей жизни. Не бывает такого, чтобы человек жил счастливо, был сыт, здоров, обут, одет, чтобы у него были любимые люди, любимая работа, — и он ни с того ни с сего пошел и кого-то побил. Человек, применяющий насилие, поступает плохо, но в то же время мне его жаль. Я даже представить не могу, что происходит в его душе. Ведь там же, скорее всего, нет мира, нет любви, нет всех тех классных вещей, которые доступны добрым людям. Мы все заслуживаем милосердия.

После гуманистической проповеди сложно что-то говорить, но все же: мы по умолчанию состоим с государством в абьюзивных отношениях?

Государство — это лишь инструмент, структурирующий общество. Как скальпель, которым можно убить, а можно опухоль вырезать. Здорово, когда инструмент работает на благо общества: когда хорошо работает транспорт, открываются новые больницы, разбиваются парки. 

Фото на обложке: Елена Лукьянова / «Новая Газета»