Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Московский адвокат пожаловался на задержку в расследовании жалобы о насилии над дочерью

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Адвокат Дмитрий Джулай рассказал «Таким делам», что Тушинский межрайонный следственный отдел  управления СКР по Северо-Западному округу Москвы допустил волокиту при расследовании жалобы местной жительницы Натальи, которая рассказала, что ее бывший муж Алексей домогался до их дочери Лены с тех пор, как ей исполнилось два года (имена всех героев изменены).

Потерпевшая подала заявление о преступлении 19 сентября. Спустя месяц старший следователь с фамилией Субботина (ее имя не указано) вынесла постановление об отказе в возбуждении дела за отсутствием доказательств. В тот же день замруководителя отдела отменил это постановление и вернул материалы дела Субботиной для дополнительной проверки, в том числе для проведения психолого-психиатрической экспертизы девочки.

Адвокат предполагает, что проверка затягивается намеренно. По его словам, это может быть связано с тем, что отчим Алексея работает в Министерстве обороны. Он отметил, в марте 2017 года Наталья подавала на мужа заявление об избиении и угрозе убийством, а мать Алексея предлагала ей 200 тысяч рублей, чтобы та забрала жалобу.

Психолого-психиатрическая экспертиза Лены в рамках проверки по пункту «б» части 4 статьи 132 УК (насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста) назначена на 23 октября, сообщил Джулай.

Наталья познакомились с Алексеем в 1998 году, когда ей было 15 лет, а ему — 24. Через год после начала совместной жизни мужчина начал бить девушку. Она неоднократно обращалась в полицию, но ей каждый раз отказывали в возбуждении уголовного дела. Позже Наталья узнала, что Алексей — наркозависимый и приговорен к условному сроку за хранение запрещенных веществ.

В сентябре 2013 года Наталья родила дочь от Алексея, а в ноябре его отправили в реабилитационный центр для наркозависимых на восемь месяцев. Впоследствии он еще несколько раз будет уезжать туда.

В 2015 году, после очередного возвращения мужа, Наталья заметила, что двухлетняя дочь начала «странно себя вести»: в частности, принимать позы, которые не могла знать, уверена женщина. Спустя год, когда Наталья выходила гулять с собакой и оставляла Лену наедине с отцом, девочка плакала и просила забрать ее с собой. В феврале 2017 года в присутствии Натальи дочь взяла отца за гениталии и сказала: «Папа, дай мне…». Объяснить поведение Лены мужчина не смог.

Весной того же года года муж в очередной раз избил Наталью, и она ушла от него. Только в 2019 году Лена сказала, что у нее есть «секретик», который ей нельзя раскрывать. Спустя несколько месяцев девочка рассказала матери, что это касается отца и того, чему он ее научил. По словам Натальи, Алексей заставлял ребенка раздеваться, принимать разные сексуальные позы, клал палец ей в рот, мастурбировал и бил девочку. За то, что Лена «рассказала секретик», папа обещал «оторвать ей ручки».

В сентябре Наталья отвела Лену к детскому психиатру. Врачом отметил, что у ребенка «очень детское» поведение, не соответствующее ее возрасту. Девочка плохо выговаривает звуки, рисует «очень страшные рисунки с преобладанием черного и красного цветов», а семью рисовать категорически отказывается. Психиатр зафиксировал у девочки посттравматическое стрессовое расстройство.