Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Обвиняемому в убийстве Веры Пехтелевой ужесточат обвинение. Ранее так же поступили с не приехавшими на вызов полицейскими

Ленинский районный суд Кемерова вернул дело об убийстве 23-летней студентки Веры Пехтелевой обратно в прокуратуру. Ее бывшего партнера Владислава Конюса хотят судить по статье об убийстве с особой жестокостью, передает ТАСС.

По текущей статье ему грозит до 15 лет колонии, после переквалификации дела — до 20 лет. «Суд пришел к выводу, что в процессе убийства Пехтелева подвергалась длительному истязанию, ей причинялись особые мучения, страдания, о чем свидетельствует количество причиненных еще при жизни телесных повреждений», — сообщила судья Наталья Петрова.

Сам Конюс рассказал следователям, что раскаивается в убийстве. По его словам, он планировал только припугнуть Пехтелеву, а не убивать. По данным суда, Конюс нанес девушке не менее 111 травм и телесных повреждений. В обвинении, при этом, значится только «четыре раза ударил и задушил».

Вера Пехтелева умерла в январе 2020 года после нескольких часов жестоких издевательств со стороны бывшего партнера, к которому она заехала забрать вещи после расставания. Соседи семь раз вызывали полицию и сообщали о криках из квартиры Конюса, но полиция не приехала. Когда соседи сами взломали дверь, девушка была уже мертва.

Ранее Ленинский районный суд согласился ужесточить обвинение двум полицейским Дмитрию Тарицыну и Михаилу Балашову, которые не приехали на вызов. Их обвинили в халатности по части 1 статьи 293 УК, максимальное наказание по которой — штраф до 120 тысяч рублей, исправительные работы или до трех месяцев ареста. Если обвинение ужесточат, им грозит до пяти лет колонии. Своей вины они не признают. 

15 марта в халатности обвинили еще трех сотрудниц дежурной части управления МВД по Кемерову, которые не уточнили детали происходящего и не передали информацию коллегам. Во время одного из разговоров оператор линии 112 на призывы к помощи сказала: «Я что должна сделать-то?» и попросила звонящего не материться.