Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

«Она стала класть под подушку нож». Как отец чуть не довел 14-летнюю девочку до самоубийства

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Отчаянье

Поздней ночь 8 июня 2018 года 14-летняя Мадина (имя девочки изменено, — от автора) встала с кровати и, даже не одевшись, украдкой вышла на улицу. Она решила покончить с собой. От смерти ее спас участковый полицейский, который на служебной машине случайно проезжал мимо.

Девочку доставили в отделение полиции в состоянии истерики. Некоторое время она отказывалась говорить, а, немного успокоившись, сказала, что до смерти боится отца, боится, что из-за нее он убьет мать. Мадина думала, ее смерть спасет мать от расправы.

Отец Мадины был жесток и агрессивен всегда. Более 15 лет он жестко избивал гражданскую жену (мать Мадины) на глазах у бабушки и в присутствии их общих детей. Он унижал, оскорблял нецензурной бранью, угрожал убить мать Мадины и детей, угрожал выкрасть детей и увезти их заграницу. Тещу бил тоже. Он держал в страхе всю семью.

Мужчине удалось убедить жену и тёщу в том, что у него есть друзья в полиции и знакомые адвокаты, поэтому жаловаться на него бесполезно: никто не поможет. Эта тактика работала много лет. Обратиться в полицию мать девочки решилась только когда чуть ее не потеряла.

Самопожертвование

В ночь с 7 на 8 июня отец заявил, что обнаружил в соцсети страничку Мадины с ее фотографией. Он якобы пришел в ярость именно из-за этого, поскольку запретил дочери регистрироваться в соцсетях. Он кричал, оскорблял, угрожал убить не только их с матерью, но и того, человека, который возможно создал страничку в соцсети от лица Мадины. После дебоша он куда-то уехал.

Девочка знала, что отец способен на всё. Она видела, как тот регулярно избивал мать и бабушку, как угрожал матери ножом. Она сама систематически подвергалась побоям и пыткам с его стороны.

Отец с раннего детства избивал Мадину. Бил руками, ногами, прутьями, ремнем с тяжелой пряжкой. Незадолго до той страшной ночи, он раскалил на газовой плите гвоздь и прижигал им руку Мадины. Чтобы девочка прекратила кричать от боли, отец сбил ее с ног ударом по лицу.

Свидетелем пытки раскаленным гвоздем был брат отца. На крики девочки прибежала бабушка, сказала, что вызовет в полицию. На что родственник заявил, что за любые деньги освободит брата от ответственности.

Отец обычно требовал от Мадины молчать об издевательствах, не рассказывать матери. В противном случае угрожал побить ее еще сильней или избить мать, если та узнает. Мадина скрывала следы истязаний под одеждой, синяки на лице маскировала косметикой. Из-за постоянных угроз она стала класть под подушку нож: чтобы защитить себя или мать в случае внезапного нападения ночью.

Мадина верила, что отец может и покалечить, и убить. Поэтому она не могла уснуть в ту ночь. Поэтому решила, что лучше погибнет сама, чем кто-нибудь еще. Она солгала матери, что идет в туалет, а сама даже не одевшись вышла из дома…

Побег

После того, как 8 июня Мадину домой вернула полиция, отец рассвирепел. Именно тогда мать решилась на побег. На следующий день после незавершенного суицида женщина с дочерью сбежала из Череповца в другой город.

Отец Мадины был настолько уверен в собственной безнаказанности, что для поиска беглянок решил привлечь ФСБ. Туда он обратился с заявлением о розыске, где сообщил, что жена и дочь сбежали через Турцию на территорию, подконтрольную запрещенной в России террористической организации ИГИЛ.

В качестве доказательств он предъявил следователю фото дочери в платке с игрушечным автоматом младшего брата в руках. Разумеется, проверка ФСБ не подтвердила ничего из им заявленного.

Между тем через неделю после побега мать и дочь вернулись в родной город, предварительно договорившись с сотрудницами кризисного центра для женщин «Синяя птица», который занимается защитой пострадавших от домашнего насилия, об оказании помощи.

Директор центра Наталия Токмакова рассказала, что в день обращения женщина и девочка плакали и что их буквально трясло от страха. Они боялись ходить по улице из-за того, что по пути могли встретить отца Мадины.

При поддержке кризисного центра мать Мадины подала заявление в полицию на своего гражданского мужа. В целях безопасности всю семью (Мадину, ее мать, бабушку и младшего брата) поселили в кризисном центре в Подмосковье. Там семья ждала суда и проходила психологическую реабилитацию.

В значительной степени благодаря усилиям Наталии Токмаковой полиция перестала игнорировать заявления от матери Мадины. Директор АНО «Синяя птица» обращалась в мэрию, в приемную уполномоченного по правам ребенка при Губернаторе Вологодской области. Она провела большую работу с руководством школы, где училась Мадина.

В результате следственный комитет всерьез занялся делом о доведении до самоубийства девочки-подростка.

Экспертизы

С точки зрения закона отец Мадины был чист: ее мать из страха ни разу за долгие годы не обращалась в полицию.

Поэтому перед адвокатом пострадавшей стороны стояла задача выбрать правильную линию обвинения. Было принято решение привлечь агрессора к ответственности за доведение несовершеннолетней до самоубийства и истязания.

Адвокат Ирина Соловьева представляла интересы Мадины в суде. Она рассказала, что самым сложным было возбудить уголовное дело. «Первоначально следственный комитет выносил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые приходилось мне обжаловать. Но при содействии прокуратуры дело было возбуждено», — говорит адвокат.

Доказательствами в суде послужили результаты судебно-медицинской, судебно-психиатрической экспертиз и заключение психолога.

Прежде всего судмедэкспертиза подтвердила показания Мадины о побоях и пытках: рубцы от побоев ремнем, шрамы от раскаленного гвоздя, застарелые следы ссадин и ушибов. Психолог кризисного центра зафиксировала у девочки высокий уровень нервно-психической напряженности вследствие пережитого стресса, повышенный уровень тревожности и страхов.

Согласно заключению судебно-психиатрической комиссии, у девочки зафиксировано психическое расстройство в форме посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Экспертиза при этом выявила прямую причинно-следственную связь между действиями отца девочки и возникновением у нее психического расстройства. И пришло к выводу, что именно ПТСР предшествовало попытке самоубийства. Эксперты сделали вывод, что действия отца причинили тяжкий вред здоровью Мадины.

Судебный процесс

На суде подсудимый вину не признал. Угрозы убийством, истязания и побои отрицал. Рассказывал, будто воспитывал дочь исключительно словами, исправно содержал семью и что неприязненных отношений между ним женой и детьми не было. Попытку дочери покончить с собой назвал инсценировкой.

Он оклеветал жену, заявив, что ремнем дочь избивала она. Повторил выдуманную им историю про побег жены и дочери в Сирию к террористам и приврал, будто в родной город их вернуло ФСБ.

Заявил, что сотрудницы кризисного центра «Синяя птица» вмешиваются в его семейную жизнь, желая ее разрушить. Утверждал, что они настраивают против него родственников.

Но поскольку доказательная база против него была профессионально собрана адвокатом Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО Ириной Соловьевой, суд признал ответчика виновным. Ему вменили доведение несовершеннолетней дочери до покушения на самоубийство, причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, а также истязания.

Суд назначил отцу-садисту наказание в виде лишения свободы сроком на семь лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постскриптум

После того, как отца осудили и отправили в колонию, у Мадины появилась возможность начать новую жизнь без постоянного страха. Однако мама Мадины считает, что девочке все еще требуется помощь психолога, поскольку ее эмоциональное состояние остается сложным.

Из-за насилия со стороны отца Мадина не могла полноценно учиться, перед экзаменами им с матерью пришлось бежать, поэтому она не смогла нормально сдать экзамены за 9 класс. Администрация школы не перевела Мадину в 10 класс, хотя была в курсе ситуации.

Не нашла Мадина поддержки и среди одноклассников: некоторые из них (включая близкую подругу) отвернулись от нее. В результате девочке пришлось сменить школу. В новом коллективе необходимо выстраивать новые отношения, и пока эта школа не стала для Мадины родной.

Наталия Токмакова планирует обратиться за помощью в череповецкий горздрав за оказанием бесплатной помощи в проведении психотерапии.

Наталия Токмакова говорит: «Мы с Мадиной общались этим летом. Она была настроена решительно: в этом году она намерена серьезно взяться за учебу».

Наталья Биттен, Консорциум женских неправительственных объединений