Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Пытки, изнасилования и избиение утюгом. Human Rights Watch — о домашнем насилии в Таджикистане

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

«После того как муж побил меня, на следующее утро я с трудом сбежала из дома, пришла в городскую прокуратуру вся в крови», – рассказывала Human Rights Watch (HRW) 28-летняя Зебо З. По ее словам, первый раз она заявила в правоохранительные органы о насилии после более чем четырех лет издевательств и изнасилований в браке. В прокуратуре ее даже не выслушали до конца: «Разве ты не сама виновата?» Позвонили мужу, потом сказали: «Всё будет хорошо, иди домой». (В Уголовном кодексе Республики Таджикистан ни насилие в семье, ни изнасилование в браке не выделены в качестве отдельных преступлений.)

Но Зебо не могла вернуться домой. Накануне вечером муж три часа подряд избивал ее, пока у нее всё лицо, а у него руки не были залиты кровью. В порыве пьяной ярости он грозился задушить их двухлетнего сына. Когда Зебо попросила соседей о помощи, ей ответили: «Как мы можем пустить тебя? Это семейное дело». Зебо с тремя детьми остались на улице. Как это часто бывает в Таджикистане, она выходила замуж по религиозному обряду (никах), без государственной регистрации. Зебо была у мужа второй женой и жила отдельно от семьи первой жены.

Власти Таджикистана предпринимают недостаточно усилий для проведения расследований и судебного преследования по фактам насилия в семье, а ситуация с оказанием помощи пострадавшим далека от удовлетворительной.

В итоге, после новых побоев и бездействия милиции, Зебо с детьми сбежала из дома в Кулябе на юге страны в Душанбе, где нашла приют для пострадавших от семейного насилия – один из двух на всю столицу и четырех на всю страну с почти 9-миллионным населением. В приюте ей оказали медицинскую и психологическую помощь и проконсультировали относительно развода и получения доли в совместно нажитом имуществе. Там же она приобрела базовые знания, как начать свой малый бизнес. И всё же Зебо так и не удалось добиться ни выплаты мужем алиментов, ни привлечения его к уголовной ответственности за насилие.

История Зебо служит характерным примером семейного насилия, которому сегодня подвергаются очень многие женщины в Таджикистане. По всей стране женщины страдают от жестокого отношения со стороны мужей и их родственников, а должностные лица зачастую пренебрегают нуждами пострадавших от семейного насилия, не обеспечивая им надлежащую помощь, защиту и доступ к правосудию. Группы гражданского общества и приюты для жертв семейного насилия оказывают помощь в экстренных ситуациях, а государство со своей стороны предпринимает первые шаги по борьбе с насилием в семье. Но очень многое еще только предстоит сделать.

Ситуацию с реагированием государства на семейное насилие мы изучали по проведенным в июле – августе 2015 г., июле и сентябре 2016 г., августе 2018 г. – июле 2019 г. интервью с пострадавшими от семейного насилия, сотрудниками служб помощи и милиции, активистами, представителями государственных ведомств, врачами, психологами и представителями международных организаций и доноров. В настоящем докладе отмечен достигнутый прогресс и задокументированы критические изъяны реагирования со стороны государства, в том числе в части обеспечения защиты и помощи, расследования и судебного преследования, а также наказания виновных в семейном насилии.

В докладе и содержащихся в нем рекомендациях рассматривается преимущественно насилие в отношении женщин со стороны мужа/партнера, свекрови и других родственников. Десятки женщин из самых разных регионов Таджикистана, жительницы городов и кишлаков делились с нами леденящими кровь историями жестокости на грани садизма. Среди насильников – представители практически всех социальных групп.

В ходе исследования мы сталкивались с такими проявлениями насилия, как:

  • супружеское изнасилование (в том числе анальное и с использованием различных предметов);
  • избиение кирпичом, лопатой, метлой, кочергой, палкой, табуреткой и другими тяжелыми и острыми предметами;
  • прижигание лица раскаленным кирпичом;
  • нанесение колото-резаных ран ножом;
  • побои по лицу утюгом;
  • запирание в уличном гараже в холодную погоду;
  • подвешивание к потолку на несколько часов;
  • принуждение неподвижно оставаться в определенной позе с наполненным водой ведром в руках;
  • лишение пищи и новой одежды, запрет пользования кухней и санузлом;
  • Удушение руками, ожерельем или пластиковым пакетом.

Точных данных о числе женщин, которые подвергаются насилию со стороны партнера, нет, поскольку государство не ведет систематического сбора такой статистики. Эксперты, с которыми мы общались в различных регионах Таджикистана, в том числе социологи, должностные лица, международные эксперты, адвокаты и сотрудники служб помощи, говорят о том, что насилие в отношении женщин по-прежнему широко распространено в таджикском обществе и нередко принимает крайние формы вплоть до убийства и доведения до самоубийства. Сохранение широкого распространения гендерного насилия отмечает и Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, указывая, что далеко не все подобные случаи попадают в поле зрения властей. По данным исследования 2016 г., которое проводилось группой «Тахлил ва машварат» («Аналитика и консалтинг»), Комитетом по делам женщин и семьи при Правительстве Республики Таджикистан и международным объединением Оксфам (Oxfam) и охватывало 400 человек в шести областях Таджикистана, 97% мужчин и 72% женщин считают, что женщина должна мириться с насилием ради сохранения семьи.

Как следует из представленного в 2017 г. шестого периодического доклада Таджикистана Комитету ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, «за отчетный период 2017 года всего поступило 1296 заявлений, 1036 из которых были рассмотрены участковыми инспекторами милиции, а 260 – инспекторами по противодействию домашнему насилию, 996 заявлений в отношении мужчин, 296 – в отношении женщин. По результатам проверки возбуждено 65 уголовных дел по различным статьям Уголовного кодекса, отказано в возбуждении уголовных дел – 1003, находятся в производстве – 131, 76 заявлений направлены по подследственности. В отношении правонарушителей составлены 181 протокол по статьям 931 (Несоблюдение требований законодательства Республики Таджикистан о предупреждении насилия в семье) и 932 (Несоблюдение требований защитного предписания) Кодекса об административных правонарушениях и 52 протокола по другим статьям данного Кодекса».

В 2013 г., после десятилетних усилий гражданских активистов, в Таджикистане впервые был принят закон, касающийся семейного насилия, – Закон «О предупреждении насилия в семье». Став крупным шагом в направлении защиты женщин, этот закон тем не менее не решил ряд важнейших вопросов.

В частности, законом не предусмотрена уголовная ответственность за насилие в семье как таковое (соответствующие статьи, предусматривающие административные меры, есть только в Кодексе об административных правонарушениях). Чтобы добиться уголовного преследования причинителя насилия, пострадавшая сторона должна задействовать применимые статьи Уголовного кодекса, такие как побои или умышленное причинение вреда здоровью. В Законе «О предупреждении насилия в семье» также не содержится определения «семьи», в результате чего, как отмечают профильные эксперты и адвокаты, его положения не распространяются на женщин, состоящих в разводе, в полигамном, детском или незарегистрированном браке.

К позитивным моментам следует отнести то, что Закон «О предупреждении насилия в семье» признал право пострадавшей стороны на юридическую, медицинскую и психологическую помощь и индивидуальные средства правовой защиты, включая регистрацию факта насилия и вынесение защитного предписания. Помимо этого, сотрудники служб помощи и гражданские активисты отмечают, что принятие закона способствовало повышению уровня осведомленности общества о проблеме, а также что его полноценная реализация в масштабах всей страны способна переломить ситуацию с семейным насилием. Государство со своей стороны, при поддержке международных доноров и неправительственных организаций, работает над созданием гендерных подразделений в органах внутренних дел и медпунктов в больницах, чтобы сделать эти учреждения более доступными и приспособленными для оказания профильной помощи пострадавшим от семейного насилия.

В 2014 г. правительство утвердило Государственную программу по предупреждению насилия в семье в Республике Таджикистан на 2014–2023 годы, а также план мероприятий по ее реализации. Кодекс Республики Таджикистан об административных правонарушениях пополнился статьями, предусматривающими административную ответственность за нарушения, связанные с семейным насилием, в том числе за несоблюдение условий защитного предписания. В Закон «О милиции» были внесены поправки, согласно которым в круг обязанностей сотрудников милиции введено применение индивидуальных мер по предупреждению насилия в семье. В правительстве идет работа по корректировке стратегии борьбы с гендерным насилием с целью усиления внимания государства к вопросам защиты женщин.

В стране создана единая горячая линия для пострадавших от семейного и сексуального насилия, которая направляет их в соответствующие службы помощи. Растущая сеть активистов, многие из которых сами пережили насилие в семье, оказывает помощь даже в самых труднодоступных и удаленных регионах Таджикистана.

Комитет по религии, упорядочению традиций, торжеств и обрядов при Правительстве Республики Таджикистан во взаимодействии с неправительственным сектором привлекает духовенство по всей стране к информационно-разъяснительной работе, направленной на пропаганду несовместимости семейного насилия с принципами ислама.

Однако, как свидетельствует наш доклад, предстоит сделать еще очень многое.

По прошествии шести лет после принятия Закона «О предупреждении насилия в семье» всё еще не решены вопросы его надлежащего применения. Правительством изданы подзаконные акты, ряд международных организаций (например, ОБСЕ) оказывает существенное содействие в части расширения служб помощи. Однако в условиях устойчивого сохранения в обществе патриархальных норм и социальных стереотипов, безнаказанности причинителей насилия, недостаточной осведомленности пострадавших о своих правах и положенных им по закону средствах правовой защиты, а также в силу критических изъянов в правоприменительной практике семейное насилие остается широко распространенным, а пострадавшие от него зачастую не могут рассчитывать ни на помощь, ни на правосудие.

Закон призван облегчить жертвам семейного насилия получение защитного предписания и доступ к службам помощи. Однако активисты и пострадавшие, которых мы интервьюировали, отмечали, что в милиции (за редким исключением) не склонны всерьез воспринимать насилие в семье. Работники правоохранительных органов зачастую отказываются проводить полноценное расследование, выносить защитное предписание или арестовывать причинителя насилия – даже в ситуациях, когда речь идет о крайних формах насилия, таких как покушение на убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и неоднократное изнасилование. Иногда в милиции говорят пострадавшим, что это «дело семейное», и отправляют обратно домой. Иногда отказываются реагировать, пока им не представят медицинское заключение, и это вместо того, чтобы сразу взять показания у потерпевших, которые чаще всего приходят в милицию с видимыми следами побоев. Существует проблема с расследованием фактов семейного насилия в сельской местности, где присутствие государства минимально, а сотрудникам милиции для проведения расследования порой необходимо преодолеть значительные расстояния, поэтому они предлагают пострадавшим самостоятельно доставить причинителя насилия в отделение.

Как рассказывала нам одна из наших собеседниц, «в милицию даже не думала идти жаловаться, потому что после первого раза, как туда сходила, он [партнер] стал меня еще больше бить».

В тех случаях, когда милиция всё же вмешивается в ситуацию, то, как правило, это происходит без учета международных стандартов, согласно которым в делах о семейном насилии необходимо исходить из приоритетности интересов пострадавшей стороны, то есть ее безопасности, душевного и физического здоровья.

Сотрудники милиции зачастую навязывают супругам примирение вместо того, чтобы следовать международным рекомендациям о предпочтительности ареста и судебного преследования. Даже в тех немногих подразделениях, где есть сотрудники, прошедшие специальную подготовку по гендерным вопросам, обычный подход – это усадить вместе потерпевшую и причинителя насилия и достичь соглашения о том, что насильник пообещает исправиться и выплатить какую-то компенсацию. Такое происходит даже тогда, когда имеются прямые доказательства совершения тяжкого преступления, а пострадавшая заявляет, что ей по-прежнему угрожает опасность. Такое происходит и тогда, когда в промежутках между примирительными беседами насилие продолжается и милиции известно об этом от пострадавшей. Такое происходит даже тогда, когда пострадавшая прямо требует от милиции привлечь причинителя насилия к уголовной ответственности и отправить его за решетку.

Пострадавшие от насилия сталкиваются с трудностями в получении защитного предписания. В милиции им зачастую не сообщают о наличии такого механизма правовой защиты или отправляют за предписанием в суд, хотя должны выдать его сами. Те пострадавшие, которые всё же обращаются за защитным предписанием, нередко сталкиваются с задержками.

В Таджикистане ощущается острый дефицит служб помощи для пострадавших от семейного насилия. На страну с почти 9-миллионным населением имеется всего четыре приюта, что намного меньше нормативов, предусмотренных международными стандартами. Крайне необходимо обеспечить пострадавшим приюты для длительного проживания и возможность получения субсидируемого государством дешевого жилья.

Психологическая помощь и консультации сводятся преимущественно к попыткам примирить жертву насилия с насильником, что часто приводит к возвращению потерпевшей в ситуацию, чреватую продолжением жестокого насилия. По всей стране развернута сеть женских ресурсных центров, однако квалифицированных специалистов в области социально-психологической помощи практически нет. Почти недоступна и реальная правовая помощь, включая представление интересов пострадавших от насилия в делах об уголовном преследовании, разводе, опеке над детьми и алиментах или о разделе имущества при разводе. Даже в женских ресурсных центрах акцент нередко делается на примирении супругов, а не на том, чтобы в случае жестокого и продолжающегося насилия привлечь насильника к ответственности и обеспечить защиту и помощь пострадавшей.

Существуют и другие факторы, препятствующие обращению женщин за помощью или останавливающие их на полпути. У многих женщин нет или почти нет источников собственного дохода, и они зависят от жестокого партнера. Часто они боятся посадить его, поскольку это чревато утратой источника средств к существованию для них самих и их детей. В случае развода отец нередко прекращает финансовую поддержку детей, а судебные решения о назначении алиментов исполняются далеко не всегда. Государство не оказывает пострадавшим от семейного насилия никакой финансовой помощи, даже при наличии детей на иждивении. Многие женщины остаются в жестоком браке/партнерстве или даже пытаются вернуть бросившего их супруга просто потому, что в противном случае им самим и их детям придется голодать. Другие боятся, что могут лишиться детей, поскольку у них нет возможности добиваться опеки через суд.

Несмотря на незаконность, упорно сохраняются вредные практики, часто выступающие фактором семейного насилия, такие как многоженство, незарегистрированные, принудительные и детские браки. Появление у мужчины второй жены часто приводит к издевательствам над первой. Дискриминационные гендерные нормы поведения усугубляются патриархальными традициями. Следует отметить, что правительство предпринимает определенные шаги по борьбе с этими явлениями, в частности, минимальный возраст вступления в брак был повышен до 18 лет, разрабатываются меры по обеспечению обязательной государственной регистрации брака.

Правительство Таджикистана не выполняет своих международно-правовых обязательств в области защиты женщин и девочек от дискриминации и насилия в семье. В частности, такие обязательства предусмотрены Конвенцией о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, которую Таджикистан ратифицировал в 1993 г. Согласно этой конвенции, государства обязуются принимать все меры для предотвращения и запрещения дискриминации по признаку пола, в том числе со стороны частных лиц, с тем чтобы гарантировать женщинам осуществление прав человека в полном объеме. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин отмечает, что «насилие в семье представляет собой одну из наиболее порочных форм насилия в отношении женщин» и может расцениваться как нарушение конвенции вне зависимости от того, совершается ли оно государством или частными лицами.

Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин прямо призывает государства принимать меры по борьбе с семейным насилием, в частности, разрабатывать и применять соответствующее законодательство, предоставлять пострадавшим от насилия услуги по защите и поддержке, а также организовывать подготовку работников судебных и правоохранительных органов и других должностных лиц для обеспечения надлежащей реализации таких мер. Комитет также рекомендует государствам создавать или поддерживать службы по оказанию помощи жертвам семейного насилия, в том числе в сельских или отдаленных районах.

Таджикистан относится к числу стран с низким уровнем дохода на душу населения (минимальный показатель среди государств бывшего СССР), причем 47% ВВП обеспечивают переводы трудовых мигрантов, преимущественно из России. Экономическая ситуация остается нестабильной, что в значительной степени связано с коррупцией, непоследовательностью в проведении экономических реформ и неэффективностью управления экономикой. Поскольку поступления из-за рубежа зависят от неустойчивой динамики трудовой миграции и экспорта алюминия и хлопка, таджикская экономика особо чувствительна к внешним кризисам. При таком экономическом положении для проведения некоторых насущных реформ, таких как предоставление доступного жилья и другой помощи пострадавшим от семейного насилия, необходима поддержка международных агентств по оказанию помощи.

Для проведения других реформ, например, по изменению практики работы милиции и судов в случаях семейного насилия, требуются усилия должностных лиц самого высокого уровня. В частности, необходимо изменение их отношения к этой проблеме и политическая воля для реализации и применения Закона «О предупреждении насилия в семье». Правительству нужно всерьез заняться подготовкой сотрудников правоохранительных органов и судейского корпуса, а также повышением осведомленности общества. Необходимо создать эффективный механизм, который позволит пострадавшим от семейного насилия заявлять о ненадлежащем реагировании со стороны милиции и суда и привлекать к ответственности должностных лиц за невыполнение обязанностей по оказанию помощи пострадавшим. Причинители насилия, особенно в наиболее вопиющих случаях, должны наказываться по закону. Без осознания неотвратимости наказания борьба за предупреждение насилия не может быть эффективной.

В настоящее время инициатива в борьбе с семейным насилием в значительной мере исходит от гражданских активистов и неправительственных служб помощи, а также от международных организаций и доноров. Роль этих акторов трудно переоценить, однако проблема семейного насилия в стране не может быть решена без полноценного участия и лидерства государства.

Правительству следует возглавить работу по искоренению семейного насилия в Таджикистане. В дополнение к уже принимаемым мерам необходимо в приоритетном порядке:

  • Принять или скорректировать законодательство с целью введения уголовной ответственности за все формы гендерного насилия, включая насилие в семье, супружеское изнасилование и сексуальное насилие в браке и вне брака.
  • Обеспечить надлежащее расследование всех заявлений о гендерном насилии в отношении женщин и привлечение виновных к уголовной ответственности в рамках справедливого суда. Обеспечить пострадавшим доступ к службам помощи, включая приюты, медицинскую, социально-психологическую, юридическую помощь и экономическую поддержку, а также доступ к средствам гражданско-правовой защиты, таким как расторжение брака и справедливый раздел нажитого в браке имущества.
  • Обеспечить предоставление субсидируемого государством социального жилья особо уязвимым категориям граждан, в том числе жертвам семейного насилия, сроком на шесть месяцев (в ожидании долгосрочного решения проблемы), а также увеличить число финансируемых государством приютов, особенно в сельской местности, и по возможности задействовать НПО в работе таких приютов.

В условиях сохранения сложной экономической ситуации в Таджикистане, который по-прежнему во многом зависит от внешней помощи, важная роль принадлежит донорам, в том числе США, Евросоюзу, Всемирному банку и Азиатскому банку развития. Все эти доноры и организации могут предпринять больше усилий, чтобы побудить правительство к более активному реагированию на проблему семейного насилия и помочь в ее решении.

Правительством и его партнерами предпринимаются позитивные усилия в области борьбы с насилием в семье. Однако работа, способная привести к реальным переменам в судьбе жертв семейного насилия, только начинается, и государству предстоит еще очень многое сделать для выполнения обязательств, которое оно несет перед пострадавшими.

Полная версия доклада опубликована на сайте Human Rights Watch.