Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

«Быть рядом не осуждая». Как поддержать подругу, которая столкнулась с домашним насилием

Иногда люди, оказавшись в абьюзивных отношениях, сталкиваются с осуждением со стороны друзей и родных за безволие и неспособность немедленно уйти. Наблюдая насилие со стороны, друзья часто не понимают, как себя чувствуют их близкие, как абьюзивные отношения меняют их взгляды на жизнь, на себя и на дружбу. 

Мы поговорили с двумя девушками о том, как выглядит абьюз изнутри и снаружи: одна из них несколько лет подвергалась насилию, а вторая была этому постоянным свидетелем. На их примере наш психолог объясняет, как правильно помочь близкому человеку и почему так важно делать это без давления и агрессии.


Яна (все имена героев изменены)

С Русланом я познакомилась на первом курсе университета. Мы вместе учились и жили в одном общежитии. Я только переехала в Москву, никого не знала и чувствовала себя одиноко. Он стал моим близким другом, а через полгода мы начали встречаться. 

Поначалу отношения казались идеальными. Ни один мужчина до этого так трепетно ко мне не относился. Но через несколько месяцев появились первые проблемы: он начал мной манипулировать, закатывал скандалы без повода. Его жутко бесило, что я провожу время с друзьями, хожу на тусовки. 

Спустя полгода отношений из-за его постоянного контроля мы впервые расстались, но вскоре снова сошлись. Я ему честно рассказала, что за это время поцеловалась с другим парнем. Думала, меня простили, двигаемся дальше, а он устроил мне «трехмесячник ада». Тогда к психологическому насилию добавилось физическое: Руслан мог дать пощечину, облить водой из бутылки и толкнуть так, что я падала на пол. Однажды на студенческой вечеринке он окатил меня из таза и избил подушкой.

Конечно, так было не всегда. Периоды агрессии сменялись раскаянием, медовым месяцем. Казалось, что отношения налаживаются, но потом все повторялось. 

Я понимала, что все это неправильно, но сделать ничего не могла. Боязнь потерять отношения пересиливала чувство собственного достоинства. Даже расставаясь, а случалось это постоянно, мы продолжали общаться и спать друг с другом. Срабатывало понимание того, что он рядом и к нему можно прийти, когда грустно.

Как-то после расставания мы договорились заняться сексом, но в процессе я поняла, что хочу прекратить. Сказала ему об этом, он разозлился, дал мне со всей силы пощечину, потом еще одну, начал орать. Меня это жестко отрезвило, я его выгнала. 

На следующий день я поехала на вечеринку, там поцеловалась с другим парнем, и снимок попал в Сеть. Руслан пробрался ко мне в комнату, взломал ноутбук, отследил меня по геолокации и поехал разбираться. Моим друзьям еле удалось его успокоить, было страшно возвращаться в общежитие. И даже после этого поступка я его простила. 

Спустя два года отношений Руслан пришел и сказал, что влюбился в другую, а я ему больше не нужна. Для меня это было шоком, казалось, что больше в жизни ничего не осталось. Все это время я была его музой, а тут вдруг предметом обожания стала другая. Целый год он то бросал меня, то возвращал, а я, как собачка, туда-сюда бегала. 

Все это происходило на глазах у моих друзей. Я начала чувствовать их осуждение. Двое прямо напирали, остальные показывали свое отношение более сдержанно. Уже в восьмидесятый раз расстаемся, я им говорю, что точно не вернусь, а потом мы сходимся. И у них такая реакция: «Блин, ну серьезно? Ладно, не осуждаем». Но вижу же, что это не так. Было стыдно, я стала многое от них скрывать. Если мы сходились, я не рассказывала.

Сложнее всего в этом плане было с моей соседкой по комнате и близкой подругой — Ирой. Она лучше других видела, что происходит, и ненавидела его. На этой почве у нас начались ссоры. Когда мы с Русланом сходились, она всем видом показывала свою неприязнь, грубила ему. Мне от этого становилось еще тяжелее: я этот карточный домик слюнями склеиваю, мне мир и покой нужны, а она меня не поддерживает.

Бывало, что во время наших ссор Ира позволяла себе фразы вроде «давай вернись еще к нему» или «у тебя яиц не хватает уйти». Я стала скрывать что-то и от нее, могла соврать, что осталась ночевать у подруги. 

Конечно, ее можно понять. Непросто, когда с твоей близкой подругой так обращаются. Думаю, она еще хорошо держалась, была рядом, даже если осуждала. Когда я приходила в соплях, слезах, всегда поддерживала. Впоследствии Ира поняла, что часто была неправа, извинялась за резкие слова. Сейчас мы о тех ситуациях практически не вспоминаем.

После выпуска мне удалось окончательно расстаться с Русланом, мы не общаемся. Ничего, кроме омерзения, я уже не чувствую. Смотрю с высоты прожитого и думаю: «Как я не видела?» Самое удивительное, что я все понимала, но верила, что я сильная женщина и смогу его исправить.

Друзей не виню. Хотелось бы больше поддержки, но у нас люди в принципе не знают, как себя вести в такой ситуации. Тем, чья подруга оказалась в абьюзивных отношениях, я бы посоветовала быть рядом не осуждая, бежать по первому зову, никогда не конфликтовать с ее партнером и постараться помочь начать терапию.

Ира, подруга Яны

Руслан не понравился мне еще до того, как они начали встречаться, но поначалу я этого не показывала. После их первых конфликтов даже писала ему, стыдила, предлагала извиниться. Он ко мне прислушивался, приходил за советом. Иногда Яна сама просила с ним поговорить, но после того, как он ее впервые ударил, смысл в этих диалогах для меня пропал.

Я начала говорить Яне, что он не изменится и его нужно бросить, стала запрещать ему приходить к нам, как-то даже прогоняла шваброй. Еще бросала обидные фразы о его внешности, творчестве, критиковала за двуличие: с друзьями он вел себя совсем по-другому. 

Когда после их ссор она приходила ко мне в слезах, я всегда ее утешала, верила, что она к нему больше не вернется. Но когда она прощала его в десятый, двадцатый раз, я начинала закипать. Зачем на те же грабли наступать?

Мне казалось, что со мной бы такого не произошло. Думала, что позволять с собой так обращаться — слабость. Ей я говорила: «Почему ты не можешь как я? Где твое достоинство?» 

Как-то я вмешалась в их ссору, попыталась выгнать его из комнаты, и Яна сказала мне, что мы с ним ведем себя одинаково: я такой же абьюзер. Ночью, несмотря на их конфликт, она ушла к нему, и я отправила ей картинку с надписью «Disappointed but not surprised» («Разочарована, но не удивлена»). Меня разозлило, что она приняла его сторону, я ревновала. Мой поступок ее сильно обидел. 

Спустя какое-то время из разговора Яны с подругой я поняла, что она начала от меня что-то скрывать. Стало грустно, страшно и неловко, ведь она боялась моего осуждения. Я всегда думала, что это Руслан разрушает нашу дружбу, а оказалось, что я сама. 

У нас был долгий разговор, я извинилась, сказала, что она может рассчитывать на мою поддержку. Сначала я перестала реагировать на ее рассказы об их ссорах, переводила тему. Мне казалось, что будет честно дать им самим разобраться. Потом  поняла, что ее нужно поддержать, ведь он сильно понизил ее самооценку. Я больше не позволяла себе резких слов и выражений, рассказывала ей про циклы насилия. Я перестала воевать и попыталась ей помочь. 

Как правильно вести себя в таких ситуациях, я не знаю до сих пор. Думаю, нужно рассказывать о циклах насилия, о том, как уйти от абьюзера максимально безболезненно. Нет смысла лезть в отношения, писать парню, потому что останешься крайней. Нужно, чтобы подруга сама все поняла.

Татьяна Орлова, психолог центра «Насилию.нет»

Первоначальная реакция Иры очень распространена в таких ситуациях. Близкие редко готовы принять отказ женщины немедленно уйти от абьюзера. В итоге часто все заканчивается крахом дружбы. А когда пострадавшую бросают друзья, она понимает, что агрессор — все, что у нее осталось. 

Бывает, что женщина возвращается к абьюзеру во время терапии и перестает ходить к психологу, потому что ей стыдно в этом признаться. Поэтому мы заранее оговариваем, что даже в таком случае нужно продолжать посещать сеансы. Так должно быть и с друзьями. 

В общении с женщиной, которая находится в абьюзивных отношениях, нужно придерживаться следующих правил:

  • Всячески поддерживать, не осуждать.
  • Говорить, что поведение агрессора неприемлемо, но не переходить на личности. Отношения с абьюзером — это все равно отношения, и у пострадавшей есть к нему чувства.
  • Подчеркивать, что вы понимаете, как сложно уйти.
  • Поговорить о том, чего пострадавшая лишена в таких отношениях.
  • Помочь начать терапию.
  • Предложить какое-то разумное решение: не уходить, но собрать документы и оставить их у вас; перевезти ребенка к бабушке и подумать о том, что делать, если насилие повторится.
  • Показать, что насилие циклично. Периодичность можно проследить, делая пометки на календаре.  

Друзья должны понимать, что сразу уйти от агрессора практически невозможно. Это связано со многими психологическими механизмами, которые удерживают в отношениях. Требовать от человека, чтобы он сразу что-то сделал, — это примерно как требовать от курильщика немедленно бросить курить. Со временем пострадавшая, скорее всего, сможет уйти от агрессора, но до этого не раз к нему вернется.

Автор Дарья Федосеева

Иллюстрации Анастасии Лукашевич