Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Как мы начали говорить о гендере: что такое гендерные исследования и кто ими занимается

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Как гендерные исследования помогают решать общественные проблемы? Что такое феминистские подходы в образовании и чем они отличаются от привычных? Может ли быть образование без иерархий? На эти и другие вопросы «Утопия» ответила вместе с людьми из академической и активисткой сфер и сравнила их позиции.

Зачем нужны гендерные исследования? 

Чтобы про то или иное явление говорили, сначала нужно его описать. Изучение гендерных вопросов помогает лучше понимать причины неравенства и опыт разных людей. Часто именно этого не хватает, чтобы начать обсуждать проблему и искать пути ее решения. 

Так, определение «гендерное насилие» пришло из академической среды. Историк и философ, преподаватель Московской высшей школы социальных и экономических наук Михаил Немцев приводит в пример историю юристки Кэтрин Маккиннон, которая изучала харассмент. Мужчина совершает насилие над женщиной на рабочем месте не потому, что именно она плохой человек, а потому, что у такого поведения есть структурные причины. Обстановка на рабочем месте и культура в целом способствуют появлению харассмента. Кэтрин Маккиннон теоретически доказала это, что стало началом политической борьбы.

«Когда мы говорим о гендерном неравенстве и разных видах дискриминации, эти разговоры возможны только потому, что кто-то уже провел исследование. И применил теорию, чтобы описать реальность определенным образом. Соответственно, если люди хотят бороться с проявлениями гендерного неравенства и насилия, хотят понимать, что это такое и как с этим бороться, им нужна наука. Они должны либо учиться этому сами, либо обращаться к экспертам», — продолжает историк.

Следующий этап — вынесение проблемы в публичное поле. Это происходит благодаря активисткам и активистам, создающим проекты на эту тему, исследователям и исследовательницам, которые объясняют популярные темы и ведут свои блоги, телеграм-каналы. Свой вклад вносят и СМИ, которые рассказывают о реальных случаях насилия и объясняют их с помощью экспертных комментариев.

В повседневной жизни изменения происходят через цепочку разговоров. «Когда люди будут узнавать о базовых понятиях, которые существуют в феминистской, деколониальной и квир-теории, это будет влиять на их жизнь. На то, как они взаимодействуют с другими людьми. Наши ученицы довольно часто писали, что после лекций они переосмыслили свое общение с коллегами или пересмотрели свои политические взгляды», — комментирует феминистская исследовательница и соосновательница проекта FEM TALKS Катерина Денисова.

Что такое гендерные исследования и как они появились?

Появление гендерных исследований связано с феминизмом второй волны. Во второй половине XX века активистки обсуждали уже не право женщин голосовать, а фактическое неравенство между мужчинами и женщинами. Тогда же феминистки пришли в академическую среду, что способствовало появлению новых областей исследований. Стали изучать роль женщин в истории, анализировать написанную женщинами литературу. Постепенно из этого оформилось отдельное направление в науке, которое изучает гендерные вопросы. 

«Сейчас в академии (в академической среде Утопия) — в большей степени за границей — границы между привычными дисциплинами размываются. К тому же появились visual studies, gender studies, genocide studies. Studies — это не дисциплина, а область, в которой часто есть центральный концепт, своя проблематика, исследовательские вопросы», — объясняет гендерный историк ТюмГУ и соосновательница «Антиуниверситета» Элла Россман.

женщины в университетах
Спортивные занятия, 1913 год. Фото: архив Смольного института благородных девиц

Центральный концепт внутри gender studies — гендер. Исследования изучают, как устроено гендерное неравенство, как его исправить, какие гендерные различия существовали в разные эпохи в разных культурах. Этим занимаются историки, социологи, люди, специализирующиеся на современной массовой культуре, и другие ученые.

Хотя исторически появление гендерных исследований связано с феминизмом — это разные понятия. Само определение «феминизм» имеет разные значения. «Во-первых, это общественно-политическая идеология, направленная на достижение истинного гендерного равноправия. Такого, которое можно выявить и доказать с помощью численных показателей и которое субъективно переживается как равенство всеми представителями общества», — добавляет Михаил Немцев. 

Второе значение связано с конкретными политическими движениями и группировками. Так, феминистская повестка — традиционно часть политики левых партий. И наконец, можно говорить об определенной критической установке, феминистской точке зрения на устройство общества. Феминизм раскрывается в политической борьбе, уличных акциях, искусстве и других сферах, в то время как gender studies находятся внутри академии и направлены на изучение, теоретическое осмысление проблем, продолжает Немцев. 

Однако гендерными исследованиями, как правило, занимаются люди, уже придерживающиеся феминистской позиции. И чаще всего это женщины, поскольку они сталкиваются с дискриминацией и неравенством в повседневной жизни. 

Существует ли феминистское образование?

Феминизм призван бороться с иерархией в целом и не может существовать внутри академической среды, так как это чуждые друг другу понятия, считает Катерина Денисова. Однако о гендерных вопросах и вопросах неравенства можно говорить в рамках низовых инициатив. Для описания такого феномена исследовательница использует термин «феминистское образование».

«В первую очередь оно свободно от иерархии, — комментирует она. — Когда один человек говорит, а другой его слушает, первый уже находится в некоторой позиции силы. Но в феминистском образовании эта граница между учителем и ученицей, учеником должна стираться. И, соответственно, спектр обсуждаемых тем тоже должен быть широким и ориентированным на запрос того, кто хочет получить знание»

женщины в университетах феменизм образование
Женщины работают на компьютере E.R.A./Univac 1103, 1950-е годы Фото: Hum Images

Для борьбы с такой иерархичностью можно чередовать разные форматы обучения. Например, добавлять семинары, на которых будет совместное обсуждение прочитанной литературы. И даже лекции можно делать более дружественными для обучающихся — для этого можно оставлять «пространства для сомнения». Так, спикерки и спикеры «Алфавита феминистской теории» (курса FEM TALKS — Утопия) намеренно акцентируют внимание на том, что их слова — личная интерпретация концепции, а не незыблемая истина. 

Такое образование, полагает Денисова, ориентировано прежде всего на самих феминисток и активисток, которым важно найти сообщество. Это позволяет создавать безопасные пространства, где все говорят на одном языке и обсуждают темы и вопросы на более сложном уровне. Развитию такого образования способствуют дистанционные форматы обучения. 

«Онлайн не стирает классовые различия между учащимися полностью, но убирает определенные проблемы: стираются границы между городами и странами. Чтобы узнать что-то новое, необязательно ехать в столицы, где уже есть сообщества. Можно просто открыть компьютер и подключиться. Поэтому онлайн-образование очень близко феминистским принципам», — говорит Денисова.

В академической среде существует такое понятие, как феминистская педагогика, рассказывает Элла Россман. Это ответвление критической педагогики, которой придерживались Паулу Фрейре и его последователи. Она переосмысляет цели образования и отношения между учителем и учеником. 

«В феминисткой педагогике в первую очередь идет дискуссия о том, зачем вообще нужна передача знаний и как она может происходить. Знание может помочь нам преодолеть неравенство, гендерное угнетение, дискриминацию в обществе. Например, белл хукс в книге Teaching to Transgress: Education as the Practice of Freedom писала о том, как в обмене опытом и свободной дискуссии мы можем искать способы это делать», — поясняет Россман.

Феминистская педагогика рассматривает и проблему, почему женщинам сложнее строить карьеру в образовании. Во-первых, все еще распространены гендерные стереотипы, они мешают продвижению, например, в технических специальностях или компьютерных науках. Во-вторых, женщинам часто приходится сочетать работу и воспитание детей, участие в котором у российских родителей остается неодинаковым. 

Кроме того, в академических пространствах женщины часто берут на себя разные вспомогательные функции, традиционную роль, связанную с заботой. В результате их нагружают дополнительной административной нагрузкой: курированием факультативов, заполнением документов. Эта невидимая и зачастую неоплачиваемая работа занимает много времени и мешает писать диссертацию и статьи, участвовать в конференциях: делать то, что способствует развитию научной карьеры. 

Можно ли изучать гендер и феминизм в России?

Первые российские центры гендерных исследований появились в 90-х годах и часто имели статус НКО. Многие из них работали благодаря финансированию из-за рубежа. После 2000 года они или закрылись, как Московский центр гендерных исследований, или получили статус иностранного агента, как Центр социальной политики и гендерных исследований в Саратове. Медленное развитие gender studies во многом связано с политикой государства.

Сейчас в России есть заметное противоречие между официальным дискурсом с игнорированием проблем гендерного неравенства, насилия и массовым интересом к этой теме среди молодых людей, считает Михаил Немцев. По его словам, молодежь в больших городах чаще всего знает такие определения, как «гендер» и «феминизм». И то, что раньше было узкой проблематикой, проникло в публичный дискурс. 

В вузах у студенток и студентов появился запрос на изучение гендерных исследований. Однако в нашей стране недостаточно подготовленных преподавателей, способных читать такие курсы. В вузах не всегда преподают «настоящие» гендерные исследования, объясняет Немцев. Люди, занимающиеся этой проблематикой, часто уезжают за границу, не видя в России возможностей для развития научной карьеры.

Элла Россман выделяет другую проблему: администрация и профессора часто запрещают вводить курсы или писать дипломы по гендерным исследованиям в своих вузах. Это может происходить по разным причинам. Например, из-за страха, что кто-то пожалуется на учебное заведение за так называемую «ЛГБТ-пропаганду». К тому же многие университеты делают упор на развитие практико-ориентированных специальностей, в то время как области критических исследований считают менее значимыми.

Развитию феминистского образования также мешает и законодательство. В частности, много страхов вызывает законопроект о просветительской деятельности, по которому образовательные инициативы нужно согласовывать с чиновниками. По мнению Катерины Денисовой, феминизм в России приравнивают к антигосударственной идеологии, поэтому подобный закон особенно помешает развитию фем-образования.

Эксперты сходятся во мнении, что распространение гендерных знаний способствует изменениям в реальности. Чем больше людей знают о существовании неравенства и дискриминации, тем активнее с ними будут бороться. В идеале государство должно поддерживать гендерные и подобные критические исследования, чтобы понимать болевые точки общества, добавляет Элла Россман. Но поскольку в России такого интереса нет, то основным инструментом борьбы с гендерным насилием часто остается просвещение.