Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

«Коллективная травма еще впереди». Как пандемия изменила наши отношения

рене магритт влюбленные
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Год назад в России начали вводить строгий карантин или, как его назвали чиновники, «режим самоизоляции». Регионы вводили разные по жесткости ограничения, а жители с разной степенью ответственности их соблюдали. Но совершенно точно, это были беспрецедентные по своей строгости меры, в мирное время мы их еще не видели: выход из дома по пропускам, принудительный перевод на удаленную работу, ограничение доступа почти ко всей сфере услуг.  В этой ситуации огромное количество людей получили новый экстремальный опыт: одни остались наедине с собой, другие — в изоляции с партнерами, в том числе с насильниками. Психолог Александра Иванова рассказала «Утопии», как пандемия повлияла на романтические отношения.   

Когда карантин только начинался, психологи массово стали давать советы, как пережить карантин без травм. Но воспользоваться ими могли не все, только те, у кого были силы и ресурсы. Для остальных эти советы были тем же, что фраза «Соберись и перестань жалеть себя» для людей в депрессии. Да, нужно уделять внимание себе, гулять, менять вид деятельности, но как это сделать, если живешь в однокомнатной квартире с детьми, собакой и кошкой?

Прошлым летом, когда люди несколько недель просидели вместе в одной квартире, начался всплеск обращений, связанных с домашним насилием (Александра Иванова работает в Центре «Насилию.нет». Минюст признал НКО иностранным агентом в России — «Утопия»). Во время изоляции сильно вырос запрос на переписку в мессенджерах из-за невозможности поговорить. Также я проводила много консультаций, когда женщины разговаривали из подъездов или со скамеек в парках, потому что дома просто не было возможности. 


На сегодняшний день «мобилизация» психики прошла — люди нашли работу, стали чаще выходить из дома и вдруг поняли, с кем они живут. У них появляются ресурсы, чтобы разобраться в проблемах. Сейчас обращений стало меньше, так как за время карантина все более-менее адаптировались. Но ко мне часто приходят женщины, которые пытаются выйти из абьюзивных отношений, начавшихся во время пандемии. Тогда людям становилось тревожно одним, и пары принимали решение либо о переезде одного партнера к другому, либо о совместной аренде. Кому-то становилось страшно расходиться, многие потеряли источники дохода, никто не знал, сколько это все продлится. 

Карантинные отношения и разводы

Не существует универсального ответа на вопрос, когда съезжаться, мол, «через неделю опасно, а через месяц уже можно». Здесь важны обстоятельства, в которых люди принимают такое решение: это экономически выгодно, потому что негде и не на что жить, или они так захотели? В начале отношений мало кто думает о подстраховке, но хорошо, когда у обоих партнеров есть план Б — место, куда можно будет уехать в случае необходимости.

Для обоих партнеров небезопасно съезжаться, когда кто-то эмоционально нестабилен. Это благодатная почва для абьюзивных отношений: один пытается помочь, спасти, защитить, а у второго появляется чувство вины и обязанности. Также небезопасно начинать жить вместе, если это результат эмоциональных качелей, когда абьюзер манипулирует чувством вины или сильно ревнует. Тогда кажется, что его нужно «успокоить»: переехать, пожениться, завести ребенка. 

За время карантина выросло и число разводов среди длительных браков. В России расторжение брака занимает минимум месяц, но, на мой взгляд, пары, в которых есть физическое насилие, должны разводить сразу. Даже если нет прямых доказательств, а только слова пострадавших. 

По данным Росстата, за 2020 год в России уменьшилось и количество браков (на 18,5%), и количество разводов (на 9,1%). Статистика по месяцам показывает, что за первое полугодие 2020 года разводов стало почти на 35% меньше по сравнению с тем же периодом 2019 года. При этом в июне, сразу после окончания строгого карантина, разводов стало почти в 2,5 раза больше, чем в мае.

Есть три уровня развода: материальный, юридический и эмоциональный. Каждый из них — шаг к обрубанию связывающих с абьюзером ниточек. Эти этапы могут происходить в разном порядке: люди могут ненавидеть друг друга, но все еще быть женаты, а могут развестись и продолжать романтические отношения. 

С юридической точки зрения бракоразводный процесс — сложная бюрократическая процедура, особенно если есть дети и общее имущество, но она, к счастью, не обязывает людей жить в одном доме. Из-за всплеска разводов в Китае на карантине ввели обязательный «месяц на раздумья», в который парам предлагалось помириться. В Минюсте сейчас тоже обсуждают закон, одна из идей которого — попытка примирения с участием третьей стороны всех пар, которые хотят развестись. Это абсолютно небезопасный подход для переживших насилие. 

Либидо на карантине

Карантин сильно сказался и на сексуальной жизни людей, одни вообще забыли о сексе, а другие изворачивались и придумывали способы, как знакомиться и ходить на свидания, когда город закрыт. Самые распространенные модели поведения — когда секс возможен только при чувстве физической безопасности и эмоциональной стабильности. И наоборот, когда либидо повышают стрессовые или напряженные ситуации: аврал на работе, несданный экзамен, напряженная обстановка, плохое настроение или эмоциональные качели в отношениях. Тогда секс кажется ярче, острее и круче. При этом, если складывается два негативных обстоятельства — абьюз и тревога, связанная с карантином, — они могут нивелировать возбуждение. 

Нет правильных и неправильных реакций тела, они формируются в зависимости от типа привязанности, который более характерен человеку. Эти реакции проявляются и в стабильной жизни, но в стрессовых ситуациях становятся сильнее. В моей практике у женщин, которые находятся в сложных абьюзивных отношениях, обычно бывает более яркий и эмоциональный секс и более сильное сексуальное возбуждение, чем со спокойным и стабильным партнером. 

Если в паре нет секса, когда один из партнеров его хочет, это травматичный опыт для обоих. Часто это связано с тем, как человек воспринимает другого и насколько безопасно себя чувствует. Например, во Франции несколько судов признали женщину виновной в расторжении брака, потому что она не хотела заниматься сексом и якобы травмировала этим мужчину. Это очень некорректно: людям нужно разное количество секса и разные условия для возбуждения, и это нормально. 

В нормальных отношениях в таких ситуациях люди договариваются, как они удовлетворяют свои потребности, почему им не хочется секса, как выйти из этой ситуации, например, маструбацией. Главное — принуждение недопустимо. Ко мне нередко приходят женщины, которые не хотят секса со своим партнерами, но их откровенно принуждают, либо они сами говорят «легче дать, чтобы отстал».

Постковид

Мир вокруг постепенно нормализуется, но пандемия еще не закончилась: часть людей так и остались на удаленке, живут в тесноте, до сих пор мало времени проводят вне дома. Чтобы помочь себе выжить в квартире, можно следовать нескольким базовым правилам. Первое и основное — иметь хоть какое-то личное пространство, где можно побыть наедине с собой: ванна, угол кухни, балкон, чтобы отдыхать от обязанностей. 

Иногда в отношениях у человека появляется чувство «если не он, то никто»: не накормит детей, не выгуляет собаку, не сделает уборку. Это чувство порождает мысли, будто только он один все делает, а остальные — ничего. Чтобы выйти из этого состояния, полезно передоговариваться и перераспределять домашние дела. 

Для поддержания хорошей атмосферы в изначально неабьюзивных отношениях нужно периодически напоминать себе, почему вы вместе, вспоминать сложные ситуации, через которые вы уже прошли, и каким был этот путь. Можно анализировать отношения, выписывая на листочек, что у вас получается хорошо, а над чем нужно поработать. И, конечно, проговаривайте, чего ждете друг от друга в изменившихся условиях, потому что ожидания меняются, а партнер не всегда об этом знает.

При этом, находясь в абьюзивных отношениях, очень сложно поменять насильственную систему. Порой попытки что-то наладить приводят к новым конфликтам. Внешняя тревога может порождать напряжение в отношениях, но если в них и так есть насилие, зависимость и дисбаланс власти — это только усугубит ситуацию. В таких случаях стоит спасать отношения, только если оба партнера готовы обратиться за помощью и поменять свои поведенческие паттерны. Если один надеется спасти отношения без участия другого, это не сработает. В первую очередь стоит подумать о себе, попытаться понять, что может помочь вам чувствовать себя лучше. 

Коллективная травма еще впереди, когда мы поймем последствия коронакризиса. Чтобы не развалиться от переживаний, нужно чутко отслеживать свое состояние и по возможности сразу обращаться за помощью. Помощь необязательно должна быть профессиональной, можно, например, поговорить с друзьями или близкими, провести вечер наедине с собой.