Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

«Мне приходится браться за оружие»: как женщина-губернатор в Афганистане борется с талибами

Талибан афганистан женщины
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Салима Мазари — одна из трех женщин-губернаторов округов Афганистана. 11 августа в Европейском союзе заявили, что талибы (террористическая организация «Талибан» запрещена в России) захватили уже 65% страны. Округ Чаркинт — единственный район в Афганистане, охраняемый женщиной, который до сих пор не удавалось оккупировать ни одной террористической группировке.

В Чаркинте раннее утро, но встреча с губернатором Мазари по безопасности 30 тысяч жителей ее округа идет полным ходом. Она работает на этой должности чуть более трех лет и борьба с «Талибаном» ей не в новинку. С июля женщине приходится проводить встречи с командованием сил безопасности каждый день: атаки исламистских боевиков по всей стране происходят все чаще. «Талибан» захватил большую часть сельских районов Афганистана с тех пор, как президент США Джо Байден приказал американским войскам вернуться домой. 

Во многих районах жизнь мало изменилась после захвата повстанцами, но в Чаркинте — труднопроходимом отдаленном районе гор и долин, которым управляет Мазари — ставки выше. «Талибан» не потерпит женщину-лидера — при правлении террористов в 1990-х девочкам запрещали даже учиться. За последний месяц ситуация усложнилась: по свидетельствам афганских журналистов, талибы стали составлять списки девушек с 12 лет, которых семьи должны передать «Талибану» в качестве жен для боевиков. 

Другая проблема — Мазари принадлежит к хазарейской общине, большинство членов которой относятся к мусульманам-шиитам. Суннитские талибы считают их еретиками и сектантами, наказание за это — смерть. 

Салима Мазари, фото: Twitter

Сорокалетняя Мазари привлекает внимание уже тем, что она женщина на таком посту. Но особенно ее отличает то, как она руководит военными операциями. До назначения Мазари ни разу даже близко не подходила к оружию. Первый выстрел она услышала, когда один из ее охранников решил проверить, работает ли выданный ему АК-47. Звук так напугал губернатора, что она упала в обморок. С того момента звуки выстрелов сопровождали ее везде. «Иногда я нахожусь в офисе в Чаркинте, а иногда мне приходиться браться за оружие и вступать в бой», — рассказывает она The Guardian. 

Салима Мазари родилась в Иране в 1980 году, куда ее семья бежала от Афганской войны. После окончания университета в Тегеране она занимала разные должности в университетах и ​​Международной организации по миграции, прежде чем решила вернуться на родину. «Девять лет назад я вернулась в Афганистан с мужем и детьми, чтобы служить своей стране», — говорит она. В 2018 году Мазари узнала об открытой вакансии на пост губернатора Чаркинта, ее «исконной родины». Ободренная коллегами и членами семьи, женщина подала заявку на эту должность и получила ее. 

«Изначально я волновалась, что столкнусь с дискриминацией как женщина-губернатор, но люди удивили меня своей поддержкой», — вспоминает Мазари. Взять на себя роль губернатора округа было непросто — в Афганистане большинство женщин не могут даже выйти из дома без хиджаба или паранджи и мужчины-опекуна. 

Согласно данным афганской районной администрации, в Чаркинте когда-то проживало более 200 тысяч человек, но война и бедность вынуждают людей уезжать из страны. Чтобы решить эту проблему, Мазари два года назад учредила комиссию по безопасности, которая вербует афганцев в местные ополчения для защиты района. 

Она сама ездит по округу и разговаривает с потенциальными ополченцами, за год к военным силам страны присоединились более 600 добровольцев. «Я приглашаю людей со всех концов района в свой офис узнать их мнение об улучшении ситуации в Чаркинте. Это сделало жителей более заинтересованными и восстановило их веру в государство», — говорит она.

По словам губернатора, солдат не пугает присутствие женщины-командира на передовой. «Я знаю, что мое участие в битвах имеет значение; солдатам и гражданским важно видеть, что я с ними в борьбе за республику, а не жертвую их жизнями», — говорит она. Мазари не хочет, чтобы жители продолжали драться, но заключения мирного договора с «Талибаном» ждать не приходится.

Несмотря на многочисленные атаки талибов, включая нападение на школу в столице в мае, в результате которого погибло более 80 девочек, захватить регион им не удалось. В июле Мазари разместила войска на окраине округа. «Мы сталкивались с нападениями талибов и похуже, но нам удавалось удерживать их подальше», — говорит она с гордостью. С нехваткой боеприпасов в округе справляются своими силами — пока столица молчит, сотни фермеров, пастухов и рабочих обменивают свое имущество на оружие и патроны.

Когда военные действия грозят привести к еще большему кровопролитию, Мазари вступает в переговоры с террористами. «Я говорю им, что мы одной религии: если вы говорите о хиджабе, мы тоже носим хиджаб; если вы говорите о молитве, мы тоже молимся пять раз в день. Если вы говорите о коррупции, мы тоже с ней боремся, — говорит она. — Но талибы только убивают. Где в Исламе разрешено убивать мать и ребенка?» В прошлом году в результате усилий губернатора 125 боевиков «Талибана» сдались и сложили оружие в обмен на помилование.

Растущая репутация Мазари как сильной женщины, выступающей против жестокости «Талибана», подвергает ее жизнь опасности — террористы уже несколько раз покушались на ее жизнь. «Но я не боюсь, — говорит она. — Я верю в верховенство закона в Афганистане».