Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

«Ни на что не рассчитываю, лишь надеюсь, что меня не посадят»: первокурсники о поступлении на журфак в 2021 году

журналистика не преступление, свободу журналистике, дождь иноагент
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

В России планомерно уничтожают журналистику как профессию. Это, конечно, никакая не новость, но за последние полгода давление усиливалось и иногда приводило к разгрому редакций. Российские власти признают медиа нежелательными организациями и закрывают в один день, вешают статус СМИ-иноагента, причем присваивают его не только редакциям, но и отдельным журналистам как физическим лицам. К 1 сентября пришли практически за всеми независимыми редакциями, которые не занимаются пропагандой и информационным обслуживанием власти. На этом фоне в России почему-то продолжают преподавать журналистику, а студенты продолжают поступать на журфаки. Мы решили спросить только что поступивших первокурсников, зачем они это делают и каким видят свое будущее в профессии.

Оля, Высшая школа экономики

Я поступила на журфак по нескольким причинам. Меня интересует слишком много вещей в этом мире, и  кажется, что эта программа позволит охватить разные темы. Еще мне очень нравится общаться с людьми, они заряжают меня энергией. И, чего уж таить, я люблю внимание, мечтаю однажды стать медийной личностью. Я понимаю, что журналистика это ненормированные графики, довольно сложный вход в профессию, но все-таки надеюсь, что работа позволит мне общаться с интересными людьми и путешествовать. До поступления я занималась в основном текстовой журналистикой, но сейчас больше вижу себя в подкастах и видео-репортажах.

Мне хочется верить, что независимая журналистика будет жить. Властям трудно контролировать информационный поток, и у справедливых, честных людей есть голос. 

Нынешняя ситуация с иноагентами ужасна. Закон об иноагентах подлый. Да, сейчас много говорят, что статус иноагента это знак качества, но он влечет за собой кучу негативных последствий. О новом статусе СМИ или его работников объявляют внезапно, обычно в пятницу вечером: ты вроде и не в тюрьме, но не можешь заниматься своим делом, за тобой следят.  

Страшно наблюдать, как Медузу (издание признано Минюстом СМИ-иноагентом), СМИ, которое год назад было настолько популярным, что его не рекомендовали называть своим любимым во время вступительных испытаний на журфак, теперь остается без средств для нормальной работы.

Ната, Российский государственный гуманитарный университет

Я окончила школу и поступила в этом году. Изначально думала поступать на режиссера, но потом решила посидеть год дома и лучше подготовиться к вступительным. И тут вспомнила, что живу в мире, где все меняется каждую секунду. Был страх, что в следующем году ЕГЭ отменят или усложнят настолько, что мои результаты не будут иметь никакого значения. И решила рассмотреть запасной вариант журналистику.

В этой профессии я ни на что не рассчитываю. Лишь надеюсь, что меня не посадят. В будущем хотела бы работать в какой-нибудь организации и обучать детей-подростков журналистике или снимать расследования а-ля «Би-би-си». Я верю, что у журналистики есть будущее, ведь она бывает разной. «Удобная» журналистика будет жить вечно.

То, что сейчас происходит с журналистикой в России абсурд. Мне очень грустно, что страдают невинные люди, которые просто выполняют свою работу. За себя страха нет, так как я не собираюсь связывать свою жизнь с политикой.

Ваня, Московский государственный университет

Я поступил на журфак в МГУ, потому что хочу участвовать в социально-политической жизни своей страны. На мой взгляд, очень важно помогать людям в познании мира, побуждать их улучшать уровень жизни в России. То, что журналистика до сих пор способна активно влиять на положение дел в нашей политике бесспорно. Признание множества крупных независимых СМИ иноагентами доказывает, что власть боится правды, ума и свободолюбия.

Журналистика в наши дни вызов, который я и мои новоиспеченные коллеги приняли этим летом. Я ожидаю, что будет сложно, опасно, небогато. Но моя совесть будет чиста, и я буду уверен в том, что моя работа приносит пользу моей стране. 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Новая Газета (@novayagazeta)


Мы с друзьями уже второй год ведем студенческое СМИ «OCTOPUS journal» и  столкнулись с бессонными ночами, хейтом со стороны читателей за спорные идеи, выгоранием, замерзшими ногами на митингах, которые нужно освещать. Я прекрасно понимаю, что мой бэкграунд симуляция, игра в журналистику.  Но вчера меня приняли на стажировку в «Новую газету» и, думаю, профессия подкинет мне еще много сюрпризов. 

Ситуация сейчас складывается не самым лучшим образом. Независимые СМИ признают иноагентами, они теряют рекламные контракты, публикуют материалы с идиотской плашкой «ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ)…». Три года назад я впервые посмотрел «Дождь» (включен Минюстом в реестр СМИ-иноагентов) и был потрясен. Именно тогда понял, что хочу работать в независимом СМИ: быть смелым как Анна Монгайт, умным как Михаил Фишман, упорным как Наталья Синдеева. Сегодня «Дождь» иноагент. Проблемы, с которыми столкнулись мои кумиры, только убеждают меня в необходимости бороться за свободу слова в России, любить страну и критиковать государство, готовое убить на моей родине все живое, оставить вместо нее поле из закрученных гаек. 

Яна, Южный федеральный университет

Я мечтала стать журналистом с 7-го класса и до сих пор хочу связать с этим жизнь. Все просто: я закончила школу, сдала ЕГЭ и поступила. Других вариантов у меня не было, и я даже не пыталась их искать.

Сейчас я ни на что не рассчитываю у меня примерное представление о журналистах, блогерах и вообще СМИ. Я очень люблю людей, и мне было бы интересно всем рассказывать о маленьких и, казалось бы, незначительных социальных событиях. Жизнь каждого человека важна и ценна, поэтому стоит освещать подробнее именно «маленьких», простых людей: у каждого есть история, которая покажется кому-то интересной.

Сейчас я работаю копирайтером. Вероятнее всего, хотела бы быть редактором, но как вообще можно рассуждать о том, что будет завтра-послезавтра, если сегодня — смутное. В своих мечтах я рассказываю о важных мировых событиях с экрана телевизора или в YouTube.

Я уверена, что журналистика никогда не исчезнет, но как сильно она изменится из-за текущей ситуации — непонятно. Мне кажется ненормальным и неправильным запрещать журналистам заниматься тем, чему они учились. А когда работники СМИ практически поголовно становятся экстремистами и иностранными агентами, страшно желать стать одним из «журналистов» [работающих на власть].

Кристина, Казанский Федеральный Университет

Я поступила на журфак, потому что всю свою сознательную жизнь хотела заинтересовывать людей и освещать насущные проблемы. Мечтаю работать в независимых СМИ, которые готовы несмотря ни на что открывать людям глаза на правду и освещать острые события.

Мне кажется, если каждый журналист будет иметь свою, несгибаемую точку зрения, перестанет подавать информацию через призму «розовых очков» социальное положение нашей страны улучшится в разы. Этим бы я и хотела заниматься. Сейчас очень мало профессиональных журналистов, которые способны сочетать в себе множество качеств, помогающих «доставать» информацию из самых трудных мест. Ситуация с журналистикой сейчас демотивирует умных и честных людей идти в эту профессию. 

Даша, Санкт-Петербургский государственный университет 

Пару лет назад я решила, что буду поступать на журфак, и от своего выбора не отказалась. Мне всегда нравилось писать заметки, сочинения, эссе, интересовала медиасреда, повестка дня. Я каждый день читаю новости и все это уже так встроилось в мою жизнь, что кроме журналистики я ничего не представляю.

От профессии я ожидаю многого: путешествий, общения с самыми разными людьми, интересных мероприятий. Раньше я мечтала стать спортивным комментатором, сейчас хочу попробовать себя в роли ведущей, но и от изначальной мечты не отказываюсь. Может, это странно звучит, но мне важно стать популярной медийной личностью, а не безликим автором.

Журналистику я сейчас вижу в интернете и  YouTube, это все стремительно развивается, и каждый год рождается новая YouTube или Тикток звезда. Они востребованы в обществе, теперь это тоже журналистика.

Сейчас большая несправедливость. Надеюсь, когда-нибудь власть перестанет давить на независимые СМИ, но пока для них это необходимо, они так делают. Я не хочу этого бояться, поэтому остается только надеяться, что, когда я начну работать, что-то изменится.

Амаль, Высшая школа экономики

Я долго думал, куда мне направить свои силы, амбиции и цели, рассматривал разные варианты учебы и в России, и за рубежом, искал подходящие направления. В итоге решил, что хочу быть социально-активным, общаться с разными людьми, освещать важные события, поэтому и выбрал журфак.

Я понимаю, что сейчас журналистика находится в огромной сточной яме. Мало свободных журналистов, которые готовы писать о том, что не угодно власти, из-за этого у меня довольно мало ожиданий от профессии. Для себя понимаю, что учеба даст мне много полезных навыков в медиасфере. После выпуска смогу стать рекламщиком, дизайнером, монтажером и так далее, без работы точно не останусь. 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Дождь (@tvrain)

В журналистике меня очень вдохновляет Илья Варламов, мне нравится, как он рассказывает о событиях, как преподносит информацию и свободно выражает свое мнение. Я бы хотел быть примерно таким: не ограничиваться определенной темой, а свободно высказывать свое мнение по разным вопросам.

Журналистика останется, никуда не исчезнет, но как будет меняться, я даже боюсь себе представить. Мы живем не в веке информации, а в веке дезинформации. Медиагиганты могут делать какие-то вбросы, писать статьи на уровне желтой прессы. А многие этому верят, не перепроверяют информацию и живут во лжи.

В нашей стране, мне кажется, так плохо не было еще никогда. Я, конечно, не свидетель того, что происходило 10 лет назад, но я читал и смотрел про это время. Тогда журналисты могли писать о многом, публиковать расследования про власть, про коррупцию и жить более-менее спокойно, не бежать из страны и не садиться в тюрьму. Тогда работал институт репутации, и все знали журналистов, которые работают на власть, и понимали, что они продажные. Сейчас же таких журналистов смотрят, любят и верят им.

За себя я тоже пока не боюсь, если в будущем столкнусь с прессингом со стороны власти, мои родители и близкие живут не в России, их не тронут, а из-за остального я не переживаю. Я хочу говорить, писать, снимать о том, что мне нравится, и я буду это делать, чего бы мне это не стоило.

Мне кажется, всем важно понять, что аполитичность и безразличие это не защита, и я осуждаю людей, которым все равно, которые равнодушно смотрят на то, как людей лишают работы, свободы слова, жизни. Закон об иноагентах это еще один инструмент закрыть журналистам рот. Подлый инструмент репрессий и давления.

Егор, Российская академия народного хозяйства и государственной службы 

Я рассчитываю получить в университете достаточно знаний и умений, чтобы заниматься своим делом и быть профессионалом. На самом деле, журналистика мне нравится не так, как  продюсирование это мое основное направление. Рассчитываю, что смогу быть хорошим продюсером или журналистом-блогером. Если говорить про журналистику, то я бы хотел попробовать завести канал на YouTube, делать подкасты, брать интервью и рассказывать об общественно-полезных вещах. Особенно меня интересует феминизм. Если с этим не сложится, то пойду в Министерство культуры и буду пилить там госбюджет, потому что я очень люблю деньги.

Конечно, я представляю свое будущее и без распила государственных денег. Мне кажется, что новости на радио и в телевизоре вымрут, и люди будут читать статьи и сводки, смотреть YouTube. Это станет еще более востребовано, чем сейчас, поэтому без работы я не останусь.

Настоящая ситуация с журналистикой в России меня, конечно, очень огорчает. Много желтой прессы и продажных журналистов на федеральных каналах. Я стараюсь абстрагироваться от этого, не смотрю телевизор, не читаю государственные СМИ. Сижу в основном в YouTube, там обстановка с журналистикой меня радует. Можно найти много интересных интервью, подкастов и разговорных видео. Больше всего мне нравятся Поперечный, ЧБМПТБНП, Модный подкаст, Собчак, ЕщенеПознер, Дудь и Пушка.

Фото на обложке: Денис Каминев / «Дождь» (по мнению Минюста, выполняет функцию иноагента)