Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Подарок от бывшего. Как начать здоровые отношения после абьюзивных

здоровые отношения после абьюзивных
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Конец абьюзивных отношений далеко не всегда значит, что у пострадавших больше нет проблем. Преследование, суды, раздел имущества, общие дети. А еще — триггеры, оставшиеся от пережитого опыта. Пострадавшим могут диагностировать посттравматическое стрессовое расстройство, но даже без диагноза сложно не вспоминать абьюзивный опыт. Почему так происходит? Как возникают триггеры и что с ними делать? Читайте в материале «Утопии».

Навязанное чувство неправильности

«Первые абьюзивные отношения у меня были с моей матерью. Когда бывший партнер впервые поднял на меня руку, дал пощечину и толкнул к кровати, я вспомнила, что она делала так же», — вспоминает Алиса. 

Она рассталась с абьюзером в прошлом году после трех с половиной лет отношений, в которых было все: запреты, побои, манипуляции и давление. Насилие началось, когда бывший парень застал Алису за курением и ударил по руке. Ему не нравилась вредная привычка девушки, но бросить сразу у нее не получалось — курила тайком. 

Алиса вспоминает, что молодой человек постоянно пытался пристыдить ее за то, какой она была: «Я боялась его реакции на мое поведение и пыталась лишний раз не провоцировать его». Он не одобрял, когда девушки курят, выпивают или ходят в клубы, и навязывал Алисе мысль, что она «падшая женщина». 

На третий год такого обращения бывший довел Алису до депрессии: она потеряла интерес к жизни, перестала выходить из комнаты и постоянно плакала. «Я чувствовала себя жалкой, и его это бесило: он оскорблял меня и выгонял из комнаты, — говорит девушка. — Тогда я четко отслеживала параллели с отношениями с матерью — она всегда добивала, если я плакала. Говорила, что это крокодильи слезы, что это ей надо плакать, потому что у нее такая ужасная дочь. От этих воспоминаний становилось еще хуже».

Алису с самого детства окружала атмосфера давления и эмоционального насилия. Это привело к тому, что девушка стала воспринимать такую модель поведения как норму. Только после выхода из токсичных отношений она начала сознательно прорабатывать проблемы. 

Позже она вступила в новые отношения с близким другом, которого она знала четыре года. Она живет с Адамом уже почти год вместе. Сейчас Алиса признается, что удивлена, насколько отношения могут быть стабильными и совместимыми. Сначала она ждала подвоха, ей казалось, что не может быть все хорошо. А сейчас считает, что Адам — ее человек. Но пережитый опыт периодически дает о себе знать. 

«Я с детства пугливая из-за матери, а в прошлых отношениях это усугубилось. Сейчас бывают ситуации, когда Адам что-то громко скажет или просто подойдет обнять со спины, и я дергаюсь, как будто ожидая удара», — делится она. Ее партнер относится к подобным реакциям с пониманием и старается не задевать болевые точки. Например, предупреждает о своем приближении или подходит так, чтобы заранее попадать в поле ее зрения.

Как начать здоровые отношения после абьюзивных
Фото Мария Эдуарда Таварес, источник: Pexels

Страх агрессии, по словам девушки, тоже до конца не прошел. Однажды Алиса сделала то, что в ее понимании должно было вызвать сильную негативную реакцию у партнера. Долго переживала, накручивала себя и боялась признаться Адаму в проступке. Когда все же решилась рассказать — поразилась пониманию партнера. Он ни разу не припоминал девушке ее ошибку и не ставил в вину.

Откуда берутся триггеры и что с ними делать

Здоровые отношения могут стать исцелением от психологических травм, объясняет психолог Центра «Насилию.нет» Наира Парсаданян. Отношения с партнерами, друзьями, родственниками, в которых есть понимание и принятие, — зачастую лучшая терапия. Но проработка триггеров требует долгой и последовательной работы. В основном при помощи вербальных и телесных практик. На сессиях психологи дают пережившим насилие возможность выговориться и противостоять своим агрессорам, воспроизводя ситуацию, в которой у них такой возможности не было, рассказывает Парсаданян. 

Психолог Алисы помогала ей прорабатывать отношения с матерью похожим образом: девушка представляла, что может дать отпор матери и защитить свои границы. Эта симуляция помогла ей поступить так же и в жизни — с матерью они больше не общаются. 

Триггером  называют любую вещь, которая вызывает у человека внезапное повторное переживание психологической травмы и сильные негативные эмоции. Триггеры могут выражаться в форме секундного дискомфорта, причину которого человек не может сформулировать, а реакцию на него — отследить. Или в форме флешбэков, спонтанных воспоминаний, которые могут проявляться в виде изображений, звуков, запахов, тактильных ощущений, чувств или онемения, паники или полной беспомощности, без каких-либо конкретных воспоминаний, связанных с травмой. 

Люди, пережившие травматический опыт, обычно пытаются избежать встреч с триггерами. Для многих это оказывается непосильной задачей, потому что напомнить о бывшем партнере может что угодно: фото, видео, текст, звук, прикосновение, запахи и даже свет, падающий под определенным углом. Триггером может стать любое напоминание как о самом насилии, так и о том, что происходило до и после него на протяжении всех отношений. 

Для периодически переживающих такие моменты людей психологи из Альбертского университета Канады составили список рекомендаций. Во время флешбэка они советуют в первую очередь восстановить связь с реальностью и напомнить себе, что вы в безопасности, а происходящее — только воспоминания. Затем следует восстановить дыхание и «заземлить» себя, встав босыми ногами на твердую поверхность. Это поможет физически сфокусироваться на «здесь и сейчас».

Насилие, измены и сверхбдительность

Абьюзивные отношения Алины начались в четырнадцать лет и продлились четыре года. Первый для нее опыт серьезных отношений сразу оказался жестоким: ее унижали, обманывали, избивали, над ней издевались. В лучшем случае бывший игнорировал ее и не выходил на контакт. В худшем — Алина придумывала, как объяснить маме, откуда у нее синяки. За четыре года она так никому и не рассказала о насилии.

В этих отношениях Алина впитала в себя атмосферу постоянной агрессии и стала проявлять ее в ответ. «Я выдавала вещи, которые мне сейчас — взрослому человеку в здоровых отношениях — абсолютно не свойственны и никогда не были. Например, могла дать сдачи, когда бывший партнер меня бил. А могла причинить вред себе», — рассказывает она. Однажды у девушки случилась истерика, во время которой она билась головой об стену. Бывший записал ее на видео и угрожал отправить подруге Алины, говоря, что никто больше не захочет с ней дружить. Что стало с записью она до сих пор не знает. 

В хороший период бывший партнер запретил Алине выходить из дома, пока он не в городе, чтобы она не гуляла с другими людьми. Она послушалась. Им было по пятнадцать лет. В один из худших периодов — девушка узнала, что молодой человек уже год ей изменяет. Она рассказала, что видела эту девушку и дважды проявляла к ней физическую агрессию — не могла сдержать эмоции. Сейчас они общаются как хорошие знакомые и о прошлом не вспоминают, но для Алины эта история повлекла за собой проблемы с самооценкой, сексом и доверием.

Измена
Источник: depositphotos

Вероятность возникновения проблем с доверием после измен довольно высока, логична и понятна, отмечает психолог Анастасия Геласимова. Будет ли при этом женщина испытывать трудности с самооценкой или сексуальностью зависит от каждого конкретного случая. «С такими проблемами работают с помощью выстраивания внутренних опор. Если нет возможности пойти к психологу, то я бы рекомендовала тем, кто пережил измену, прислушиваться к себе: замечать, чего хочется, что радует, что приносит удовольствие, а что, наоборот, мешает, что кажется лишним и ненужным. Каждый день можно записывать свои даже небольшие достижения и хвалить себя за это», — добавляет психолог.

Последние полтора года у Алины другой партнер — Максим. Девушка называет его пацифистом и говорит, что никогда не встречала человека с такой положительной энергетикой. С ним, по ее словам, просто невозможно поссориться. Но психологические проблемы из-за прошлого негативного опыта сохраняются до сих пор. 

«Когда я только узнала об измене, в первую очередь подумала, что со мной что-то не так. Поэтому в новых отношениях я не сразу привыкла, что меня могут хотеть, любить и уважать, что человеку можно открыться полностью», — делится Алина. Приятным сюрпризом для девушки становились и более простые вещи — например, что Максим провожал ее до дома. Но это не помогало до конца пройти через психологические триггеры, вызванные изменой со стороны бывшего. 

«Когда-то Максим был влюблен в свою одноклассницу. Теперь они дружат, и ничего между ними со школьных времен не было. Но я переживала, если они переписывались или вдвоем ходили гулять», — рассказывает Алина. Она постоянно накручивала себя, пытаясь справиться со страхом и неуверенностью самостоятельно. В итоге рассказала партнеру о переживаниях, они все проговорили и проблема решилась: «Пару дней назад мы сидели уже в одной компании, вместе веселились, и я даже не думала о том, что еще год назад из-за нее переживала». Девушке до сих пор снятся кошмары, что она снова в отношениях с бывшим, и сны, в которых Максим ей изменяет. Но в нынешнем партнере она уже не сомневается. 

После долгих насильственных отношений пострадавшие могут впадать в состояние сверхбдительности. У них повышается сенсорная чувствительность, поведение становится очень напряженным, потому что они ждут подвоха и ищут угрозу даже там, где ее нет. Сверхбдительность сопровождается состоянием повышенной тревожности, которое может привести к переутомлению и раздражительности, — как это произошло с Алиной.

В состоянии сверхбдительности пострадавшие постоянно ищут знаки, звуки, людей, поведение, запахи или что-то еще, напоминающее об опасности или психотравме. Человек все время напряжен на 100%, чтобы не потерять ощущение контроля над ситуацией. Это может привести к ряду навязчивых моделей поведения и вызвать трудности в социальном взаимодействии и новых отношениях. 

«Надо отслеживать сверхбдительность и осознавать, из каких чувств и ощущений она происходит. Психологи обычно пытаются определить, чего женщина боится, если, например, лезет проверять переписки партнера», — говорит Геласимова. По ее словам, чаще всего это состояние возникает у пациенток из-за страха снова испытать боль, быть обманутыми и отвергнутыми и из-за неуверенности в себе. На терапии психологи помогают женщинам, пережившим измену, сфокусироваться на собственных переживаниях и работают над формированием устойчивой самооценки.

Эмоциональные качели: приближение и отдаление

Другая проблема, которую пострадавшие, часто незаметно для себя, выносят из насильственных отношений, — зависимость от эмоциональных качелей. В психологии это называется тактикой «Приближение-отдаление». Под этим термином понимают манипулятивную схему поведения, при которой у обоих партнеров появляется постоянная необходимость в эмоциональных подъемах и спадах.

И Алиса, и Алина отмечали, что впадали в определенную зависимость от бурных переживаний во время токсичных отношений. Они признают, что, находясь в здоровых, могли накручивать себя, но старались не «перекладывать с больной головы на здоровую» и не втягивать партнеров в искусственно созданную драму. 

здоровые отношения после абьюзивных
Фото Эдвард Эйер, источник: Pexels

Подобную тактику советуют и сайты пикапа для мужчин, и журналы для женщин. И те и другие отмечают, что благодаря простым манипулятивным техникам можно не только привлечь и захватить внимание противоположного пола, но и сделать другого человека зависимым от общения. Наира Парсаданян отмечает, что тактика подъемов и спадов работает как наркотик: «Это бомба из окситоцина и адреналина, единственный источник которой — агрессивные ссоры и “сладкие” примирения, которые зачастую происходят через секс». На практике такие отношения обычно приводят к деформации поведенческих моделей и зачастую — к невозможности строить здоровые отношения без насилия.

«Чтобы перестать от них зависеть и не заскучать в спокойных, стабильных отношениях, нужно найти здоровые альтернативы, которые будут приносить столько же удовольствия. Например, картинг, тир или скалодром», — советует Парсаданян.

Так, абьюзивные отношения приносят с собой не только очевидные проблемы — вред здоровью, финансовую нестабильность, страх одиночества и новых отношений. Они оставляют и менее заметные следы — триггеры и эмоциональную нестабильность, — которые следует выявлять и прорабатывать, чтобы жить дальше без травмирующих воспоминаний о пережитом. 

Историю Алины записала Аля Кедреновская