Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

После империй. Как колонизация породила гендерное неравенство и причем здесь СССР

Диана Халимова, После империй, колониализм, дискриминация, феминизм, гендер
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

«Утопия» открывает цикл материалов под названием «После империй». Ближайшие месяцы вместе с исследовательницами, активистками и художницами мы будем изучать тему деколонизации и то, как она раскрывается в современной России. Мы хотим обсудить существующие проблемы расизма, исламофобии, дискриминации мигранток. Сегодня мы публикуем вводную статью, в которой объясняем, что такое пост- и деколониальная теории, как они связаны с империями и их колониями. А также причем здесь феминизм и различные формы дискриминации.

В XX веке движения за права женщин, против расизма, за права людей с инвалидностью и ЛГБТ показали, что нельзя рассматривать разные виды дискриминации по отдельности. В 1989 году черная юристка из США Кимберли Креншоу предложила для этого термин «интерсекциональность». Этим словом она описала то, о чем черные активистки говорили с начала борьбы женщин за свои права: мы можем выстраивать солидарность по одному аспекту идентичности, например, объединяться для борьбы с расизмом. Однако, чтобы действительно понимать, как работают логики дискриминации, необходим комплексный подход. То есть одновременно нужно смотреть на проблемы небелых людей, женщин, ЛГБТ-персон, людей с инвалидностью, бедных и т.д. 

Если не изучать сложные логики дискриминации, более видимыми снова окажутся потребности людей с большим количеством привилегий. Так произошло с наиболее видимой частью первой и второй волн американского феминизма: движения сосредоточились на интересах и потребностях белых представительниц среднего класса, хотя претендовали на то, чтобы говорить от лица всех женщин. В итоге на периферии снова оказались черные феминистки и феминистки цвета, например, Чикана-феминистки в Мексике, исламские феминистки в Иране или далитские феминистки в Индии. Это произошло потому, что внимание активисток было сосредоточено только на одной оси дискриминации – гендере. 

Сейчас все больше феминисток не ограничивают свою повестку собственными проблемами и стараются включать в нее людей с другими идентичностями. Интерсекциональность стала инструментом критики общества во всех частях мира; обсуждения проблем расизма, исламофобии и дискриминации мигранток. Для их изучения используют пост- и деколониальную теорию — исследовательницы считают, что именно факт колонизации одних народов другими лежит в основе нынешних неравенств, в том числе гендерного. Чтобы оправдать подавление других, представители народов, определивших себя как «развитые», создавали теории и представления о живущих в завоеванных ими колониях как о недо-людях, которых нужно «воспитывать и цивилизовывать». 

Страны бывшего СССР не исключение из глобального тренда. В последние годы в них все чаще встречаются исследовательницы, активистки, художницы, использующие пост- и деколониальные подходы к изучению дискриминации. Однако также существуют материалы, в которых колониальность советского и российского имперских проектов ставится под вопрос. Историки спорят о правомерности использования термина «колония» по отношению к Северному и Южному Кавказу или Центральной Азии. Кроме того, не все считают колониальной зависимость регионов России от Петербурга и Москвы. 

Колониальность истории Франции и Великобритании не вызывает сомнений, так как эти империи сами применяли термин «колония» по отношению к завоеванным регионам. Однако и здесь до сих пор идут обсуждения, был ли колониальный режим только угнетением и эксплуатацией, или он нес в себе и положительные стороны. Подобные дискуссии ведутся и в отношении СССР. Например, в 1920-е годы в Советском Союзе уже существовало неравенство в положении республик, но политика «коренизации» дала важный импульс для развития культуры на местах. 

Споры о сходствах и различиях между имперским опытом России и стран Западной Европы не прекращаются до сих пор. Особенно напряженной дискуссия становится, когда речь заходит об СССР. Даже среди тех, кто согласен с колониальной природой и Российской Империи, и Советского Союза, нет единого мнения о том, какую терминологию стоит использовать. 

Мы полагаем, что в этих дискуссиях не обязательно находить один ответ. А чтобы анализировать советскую и современную литературу, искусство и медиа через призму пост- и деколониальной теории, не нужна санкция историков. Мы хотим обсудить существующие сегодня проблемы и изучить, как деколонизация практикуется в современной России. Среди тем, которые мы затронем: Северный Кавказ и исламофобия, изучение и применение опыта «небелых» феминисток в странах бывшего СССР, деколониальные практики в искусстве и активизме в современной России, солидарность с мигрантками из стран Центральной Азии.

Диана Халимова, После империй, колониализм, дискриминация, феминизм, гендер
Иллюстрации: Диана Халимова, Казань

Чтобы читатели, для которых тема деколонизации в новинку, не потерялись в многообразии терминов, мы подготовили словарь некоторых терминов, которые будут встречаться в наших текстах. 

Империализм — продолжающееся состояние мирового порядка при котором некоторые страны экономически и культурно доминируют над другими. Эта ситуация — следствие колониализма, когда европейские империи устанавливали контроль на всех континентах планеты. 

Империи возникали и исчезали на протяжении нескольких тысячелетий, однако для анализа современного империализма принято учитывать исторический опыт только империй Нового Времени, начиная с колонизации Америк. Эпоха колониализма подошла к концу во второй половине 20 века, когда колонии получили независимость и стали частью так называемого третьего мира. Однако при формальной независимости и признании международным сообществом большинство новообразованных стран продолжают находиться в нео-колониальной зависимости от крупнейших экономик. Такая ситуация продолжает воспроизводиться и в культуре, и в академической среде.

Постколониальная и деколониальная теория — две наиболее популярные в современной русскоязычной среде теоретические школы, они изучают опыт колонизации и империализма. Изначально эти теории осмысляют колониальные иерархии в литературе и современной культуре. Основное различие между двумя подходами в том, что постколониальная теория существует внутри западной академии и опирается на западных философов и теоретиков (Карл Маркс, Мишель Фуко). В то время как деколониальная мысль выступает за независимость от академии, и, помимо теории, опирается на активизм и художественные высказывания как ненаучные способы производства знания. На русском языке о деколониальной теории больше всего пишет Мадина Тлостанова.

Небелые люди или люди цвета — термин для описания всех людей без белых привилегий. Его употребляют по отношению к черным людям, представителям и представительницам коренных народов, азиаткам и т.д. Также существует термин BIPOC (Black, Indigenous and People of Color), который обращает отдельное внимание на системную дискриминацию черных персон и коренных народов. 

Идентичность — то, как человек воспринимает свою принадлежность к общностям: социальным, экономическим, национальным, профессиональным, языковым, политическим, религиозным, культурным, гендерным, расовым. С 1970-х годов об идентичности стали говорить в контексте социальных движений. 

Сегодня широко употребляется термин «политика идентичности». Он описывает, как определенная группа вырабатывает политическую повестку вокруг одного или нескольких элементов собственной идентичности. 

Гендер — вид идентичности, а также набор социальных ролей, приписываемых маскулинности или фемининности. «Гендер» отличается от слова «пол» тем, что затрагивает культурные и социальные различия, в то время как понятие пола — анатомическое и физиологическое. Понятие «гендер» получило распространение благодаря развитию феминистской теории и гендерных исследований, которые ставят под сомнение природные различия между людьми и объясняет их социальными процессами. 

Персона может быть цис- или трансгендерной, идентифицировать себя как мужчина или женщина. Также существуют интерсекс и небинарные персоны, не определяющие себя в рамках бинарной гендерной системы. Гендерную идентичность не стоит путать с сексуальной, хотя лесбиянки, геи, пан- и бисексуальные люди входят в зонтичное понятие ЛГБТИК+. Буква «К» в аббревиатуре означает слово «квир» и может отсылать как к гендерной, так и к сексуальной идентичности.

Позициональность — социальный и политический контекст, который формирует идентичность человека: расу, гендер, сексуальность, класс, наличие инвалидности. А также влияет на то, как человек смотрит на мир, какие у него предубеждения. Позициональность в науке, журналистике, искусстве и т.д. говорит о том, что не существует нейтрального и объективного знания. Вместо этого любое знание должно рассматриваться через ситуацию, в которой оно было произведено, а также с учетом идентичности его производящего.

Феминизм — социально-политические движения и идеологии, выступающие за всеобщее равенство. Начавшись как движение за права женщин, сегодня феминистская критика включает в себя разговор и о других дискриминациях: классизме, расизме, эйблизме и т.д. 

Внутри феминизма существует ряд направлений. Исторически ключевые споры внутри движения связаны с критикой «белого феминизма среднего класса» со стороны небелых женщин, негетеросексуальных женщин, трансгендреных людей и людей с инвалидностью. Совокупность направлений феминизма, созданных небелыми людьми, может быть обозначена как «небелые феминизмы». Сюда входит черный феминизм (давший начало такому направлению как «интерсекциональность»), феминизм чикана, вуманизм и многие другие движения женщин и транс* и небинарных персон цвета.

Ориентализм — концепция, предложенная Эдвардом Саидом для анализа английской и французской востоковедческих школ. Основная его идея заключалась в том, что накопленные востоковедами знания необходимо критически пересмотреть, поскольку они накапливались в условиях колониальной агрессии и следовательно обслуживали интересы империй. Коллективный образ Востока предстает как мир, который необходимо цивилизовать, спасти от предрассудков, просветить. Эдвард Саид в своих работах настаивает на том, что необходимо отказаться от чрезмерных обобщений, и считает, что деление мира на Восток и Запад является идеологическим и только мешает исследовательской деятельности.

Авторы: Вика Кравцова — исследовательница, активистка, работница НКО, со-основательница проекта Феминистские Транслокальности.
Артем Слета — исследователь и активист, специализируется на теме национализмов в мусульманских обществах. Участник российских и международных правозащитных инициатив, помогающих мигрантам и беженцам, основатель dõst — проекта о политике многообразия в России, Центральной Азии и на Кавказе.

Иллюстрации: Диана Халимова — иллюстраторка из Казани.