Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.
Венера, Купидон, Вакх и Церера

«Скоро тебе придется заказывать одежду в магазине для толстых». Что такое фидеризм

Кратко

Сексуальных фетишей бесконечное множество: одних возбуждают части тела, других — элементы одежды или украшения. Среди них есть и фидеризм — желание подсадить человека на высококалорийную еду и наблюдать за трансформациями его тела. Корреспондент «Утопии» разобралась, где проходит грань между насилием и удовольствием, и почему людям нравится откармливать других.

«Им нравилась идея получать вкусную еду бесплатно»

На кухонном столе несколько тарелок шоколада, халва, бутерброды, салат с майонезом и картонная коробка с тортом «Чародейка». Сегодня у Марка, моего соседа, гости: недавние одноклассники и студент-юрист. Гости сидят и отдыхают вокруг горки тарелок и коробки из-под торта. По картону стекают остатки глазури. Марк доволен: все наелись. Он внимательно следил за каждым и вовремя подкладывал еду. При этом он единственный ни к чему не притронулся, смакуя весь вечер чашку кипятка. Он же единственный во всей компании худой настолько, что пиджак размера XS свисает с его плеч.

Марк — фидер, его сексуальный фетиш — тяга к полноте. Ему нравится подсаживать людей на высококалорийный рацион и смотреть на трансформацию их тел.

Впервые Марк влюбился в полного мальчика, когда подростком отдыхал с родителями в Испании. Они прогулялись однажды по пляжу и больше никогда не встретились. Однако с тех пор он понял, что любого человека при должном усилии можно сделать полным и более привлекательным.

Когда Марк учился в школе, приносил одноклассникам сумки с конфетами, манго, курицей гриль, недорогими тортами из хлебобулочного отдела. Несмотря на экономию, на это уходили все карманные деньги. Он мог по два месяца сидеть на хлебе и воде. Конечно, угощались все, но усиленно он откармливал тех, кому симпатизировал по-человечески и внешне. 

«Все было по-честному, я никогда не подсыпал высококалорийные смеси, все белки, жиры и углеводы были заявлены на упаковке. Люди понимали, могли сами посчитать, сколько калорий они потребляют, — вспоминает Марк. — Мы обсуждали фидеризм с теми, кто мне нравился, никто не был против, за все время только пара человек отказались от таких отношений, и я не настаивал. Так что я никак не могу назвать это насилием. В основном одноклассникам нравилась идея получать вкусную еду бесплатно, но, что лучше, некоторым всерьез нравилось откармливаться».

Иногда набор веса шел слишком быстро — 15 килограмм за учебную четверть, тогда он просил человека бегать, выполнять кардио-упражнения. Марк подчеркивает, что обожает смотреть, как полнеют люди, но не хочет нанести никому физического вреда.

По аналогии с доминирующей и сабмиссивной ролями в классических БДСМ-практиках в фидеризме существует разделение на фидеров и фиди. Первые — откармливают партнера до желаемого веса и получают от этого моральное и при определенных обстоятельствах сексуальное удовлетворение. Вторые — следуют рациону, который предлагает партнер, и набирают вес, получая удовольствие от еды и изменения своего тела.

Сейчас у Марка есть несколько постоянных фиди, он следит за их физическими нагрузками, так что никто не выглядит болезненно полным. Марк тратит большую часть зарплаты на торты и халву для них, сам покупает дешевый аналог доширака и весит сильно ниже нормы. 

Пять фраппучино, четыре сэндвича и пара кусков торта

Я решаю исследовать мир перевернутых стандартов и регистрируюсь как фиди на популярном интернет-ресурсе Feabie. В аккаунте надо указать свой город (пишу прежний — Нью-Йорк), настоящий вес и тот, к которому стремишься: у некоторых разрыв составляет больше ста килограмм. Я тоже указываю разницу в сотню, чтобы найти людей, которые расскажут о методах экстремального набора веса. 

Также надо отметить свою роль — фидер или фиди — и дополнительные интересы. Среди прочего встречаются мужская беременность, отрыжка, принудительное кормление, растяжки, доведение до немобильного состояния. Еще есть стаффинг — это отдельный вид фетиша, когда нет цели раскормить партнера до определенного веса, а внимание концентрируется на поедании большого количества еды и увеличении живота.

босх чревоугодия и любострастия
Иероним Босх, «Аллегория чревоугодия и любострастия», wikimedia

Первым мне пишет Стив из Бостона, офисный сотрудник, в конце года большой стресс, и он проводит пару часов в день на тематических сайтах в поисках тех, кто рад откормиться. Он замечает, что фидеризм — это про власть, которой не хватает на работе, и возможность дарить удовольствие. Мы сразу оговариваем, что пообщаемся полтора часа.

Я сижу в московском Старбаксе и отправляю Стиву меню, он выбирает большой ванильный фраппучино, тост с сыром и шоколадное печенье, четыре штуки. Я сомневаюсь, что быстро прибавлю сотню на этом рационе, но Стив напоминает, что у нас еще много времени и подходов к кассе, просто надо есть порционно. На ограниченном меню Старбакса можно увеличить вес в два раза при должном усилии.

Через час подходят к концу пять фраппучино, четыре сэндвича и пара кусков торта. Стив предлагает угостить или поделить счет, в итоге даю реквизиты дебетовой карты — быть независимой фиди слишком дорого. Ни личных фотографий, ни чеков, ни документации поглощения еды не нужно — из Москвы обманывать легко. 

Из-за сахарного послевкусия от фраппучино и тортов в какой-то момент не можешь есть дальше. Тело отвратительно затекает, а рождественские песни из динамика добавляют эффект плохой комедии про толстых и безвольных людей. Последние несколько сэндвичей и шоколадку я съедаю только на словах, а сама даже не подхожу к кассе. Параллельно впервые задумываюсь, какой в Старбаксе ограниченный ассортимент. 

Во время еды успеваем обсудить, что у Стива нет постоянных фиди ни в реальной жизни, ни на сайте. «Очень сложно найти того, с кем будешь совпадать по времени, а безработных я не люблю. Нормально откармливаются те, кто привык чего-то добиваться», — замечает он. Стив не заводит долгосрочных контактов на Feabie, но любит следить за аккаунтами тех, кого когда-либо кормил.

Знакомлюсь еще с несколькими фидерами и фидерками —  у них почти идентичная ситуация: большие нагрузки, а такие чаты помогают расслабиться, имитируют необходимость о ком-то заботиться и помогают преодолеть одиночество.

Тридцатипятилетний Жюльен из Лиона — фиди, исправно в течение двух недель он присылает мне видео-документацию своего питания: большое количество хлеба с маслом и джемом, куриные ножки в панировке, бургеры из забегаловки напротив работы, иногда целый торт или пять порций вока в китайской лапшичной. Он ведет график набора веса, полгода назад весил 70 килограммов, сейчас — 115. За две недели нашего чата набирает еще семь. 

Очень сложно найти того, с кем будешь совпадать по времени, а безработных я не люблю. Нормально откармливаются те, кто привык чего-то добиваться.

Жюльен беспрекословно идет в булочную к открытию и в пиццерию по вечерам. Фотографирует позиции на витрине, а дальше ждет, чем я его буду кормить. Иногда я боюсь ответственности и начинаю задумываться о том, что надо изучить нутрициологию, прежде чем приказывать человеку что-то съесть. Когда-то я знала путешественника, который закончил жизнь тем, что набросился на сливочное масло после пяти дней голода в чужом городе. 

Жюльен расстался с девушкой два года назад, тогда же переехал в Лион. «Для меня быть фиди — это шанс стать для кого-то хорошим не с помощью невероятных достижений, а просто потому что послушен и хорошо расту, — объясняет он. — Примерно как в то время, когда мама отпускала меня погулять за съеденную тарелку супа». Когда я говорю, что выхожу из игры, и прошу разрешения воспользоваться опытом для материала, Жюльен не удивляется: «Меня мало кто кормил дольше недели, здесь все быстро переключаются (вступают в очень краткосрочные отношения — Утопия)».

«Тебе взять острый вок? Они после доширака хорошо заходят»

Я читаю тематические группы в российских соцсетях. Там популярная тема — описывать, как прошла встреча, кормление, знакомство. Понимаю, что мне тоже надо сходить на оффлайн-свидание, где не будет возможности обманывать и уклоняться от еды, и понять, сколько съедается на таком speed-date фидера и фиди.

В реальной жизни я ищу фидера достаточно долго — несколько дней постоянно мониторю форумы. Одни соблюдают карантин, другие хотят встретиться после новогодних праздников. В итоге мы договариваемся о встрече с Дмитрием. 

Телефон показывает мне последний перед свиданием месседж от подруги, которая просит считать цены, — если ужин будет дорогим, она тоже подастся в фиди, так как надоело есть уцененку на пути к ипотеке.

Фуд-корт в центре Москвы. Дмитрий – мужчина средних лет и, кажется, среднего финансового положения. На нем классный шерстяной свитер с приколотым значком пацифик, он выглядит немного нервно. Мы заранее обсуждали, что первая встреча не имеет отношения ни к чему романтическому. Садимся по разные стороны огромного красного стола в азиатском корнере. 

Я люблю почти всю еду, мне некомфортно, когда калории называют гадостью, никогда не забываю, что у многих вообще нет еды, но, черт возьми… В огромной миске плавает несколько брикетов доширака, залитые чесночным соусом, туда же покрошена картошка фри. Рядом роллы с икрой тобико и средняя Маргарита. «Тебе взять острый вок? Он после доширака хорошо заходит», — спрашивает Дмитрий.

Ладно, играть так играть. Я ем, Дмитрий, впрочем, тоже что-то таскает из моей порции. Он полный, привык к высококалорийному питанию, обещает помочь мне набрать килограмм 30 к лету и добавляет: «Жаль, ты уже полновата, не так быстро будет заметен результат».

Дмитрий рассказывает, что долго комплексовал из-за собственного веса, а как фидер может сделать любую девушку полнее себя. Когда на десерт приносят маленькую коробочку пирожных макарони, Дмитрий достает потрепанный зеленый ежедневник, проводит вычисления и предлагает встречаться два раза в месяц, все остальное время — поддерживать общение в мессенджере. Он обещает полностью контролировать питание и помочь набирать от шести килограмм в месяц. «С февраля тебе придется заказывать одежду в магазине для толстых», — радуется подсчетам Дмитрий. 

Жаль, ты уже полновата, не так быстро будет заметен результат

Wok действительно был вкусным, но съедено так много всего, а на улице так скользко, что, поскользнувшись один раз, можно лежать и блевать до утра. Я открываю приложение такси и, не поворачиваясь к Дмитрию, говорю, что хотела бы выйти из игры. Сначала он нецензурно ругается и упоминает потраченные деньги, потом подытоживает, что вечер все равно был хорошим и прибавит мне — смотрит оценивающе — граммов восемьсот.

Грань между осознанным выбором и абьюзом

Фидеризм — ролевая игра иногда длиною в целую жизнь. Сама модель таких отношений проста: одному партнеру достается роль кормящего и контролирующего, другому отводится задача есть и набирать вес. При этом гораздо сложнее понять, где проходит граница между принятием своего большого веса и риском тяжело заболеть, между правом взрослых партнеров играть и абьюзом.

«Тяга к откармливанию объекта вожделения зачастую способ доминирования над партнером. Фидеры называют процесс кормления сексуальным, а заплывающую фигуру партнера или партнерки невероятно привлекательной. Обратная сторона медали — полная зависимость от своего партнера», — считает психолог и сексолог Элина Королева.

натюрморт еда
Питер Клас, «Натюрморт с индюком», pixabay

Другой специалист-сексолог, Маргарита Уланова, отмечает, что в таких отношениях надо строго отслеживать их равноправность. Насилие начинается, когда партнер участвует в акте против своей воли или действие несет для него потенциальную угрозу.

Если это не угрожает жизни и здоровью и обе стороны согласны — это не насилие. Если с применением угроз или шантажа — то насилие.

Как правило, фиди и фидеры целенаправленно находят себе партнера со схожими интересами, а их отношения часто зависимые и созависимые. По словам Улановой, часто у фиди есть расстройство пищевого поведения, и те, кто соглашается быть в этой роли, иногда уже находятся в негармоничных отношениях со своим телом и окружающими людьми.

Можно ли назвать этот фетиш здоровым? В результате ожирения меняется не только внешний облик человека: начинаются проблемы с сердечно-сосудистой системой, обменом веществ, позвоночником, суставами и так далее. Все это усиливает риски развития заболеваний. «Однако можем ли мы говорить о насилии? До тех пор, пока фетиш одобряется обоими партнерами, мы не вправе ему препятствовать, — резюмирует Элина Королева. — У взрослых людей есть право на собственный осознанный выбор».