Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

«Насилию.нет» запустил проект SOS-размещения для женщин. Объясняем, как он устроен

шелтер Насилию.нет
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Центр «Насилию.нет»* открывает SOS-размещение для женщин, пострадавших от домашнего насилия. Центр будет предоставлять кризисные номера в гостиницах, в которых женщины с детьми смогут безопасно прожить до трех недель. Адреса гостиниц, с которыми сотрудничает Центр, будут скрыты ради безопасности подопечных. Чтобы заселиться,  будет нужен только паспорт и свидетельства о рождении, если есть дети. Иностранным гражданкам нужна будет миграционная карта. Жилье предоставят женщинам старше 18 лет, находящимся в критической ситуации: при физическом насилии, угрозе его применения или преследовании от бывшего партнера. 

Какую помощь можно получить?

Во время проживания в гостиницах женщинам будут помогать сотрудницы Центра: пострадавшие смогут получить психологическую и юридическую помощь, а также консультацию HR-специалиста. Обученные волонтерки будут сопровождать подопечных при походе в МФЦ, полицию, больницы и другие учреждения, смогут выслушать и поговорить с женщинами до и после консультаций в Центре. У Центра есть даже волонтерка-стилистка, которая поможет подобрать одежду и макияж, например, для собеседования. 

Также партнеры проекта обеспечат пострадавших бесплатной едой и транспортом. Один из ведущих сервисов городской мобильности «Ситимобил» предоставит промокоды на бесплатные поездки для пострадавших, а служба доставки еды «Кухня на районе» выделит женщинам и детям наборы еды на весь день. 

Координаторы SOS-размещения будут встречать пострадавших на нейтральной территории и после личной беседы сопроводят в гостиницу. По запросу пострадавших координатор вызовет для них такси до обозначенного места встречи.

Все это поможет женщинам в спокойной и безопасной обстановке решить, что делать дальше, собрать необходимые документы для заселения в долгосрочные шелтеры, подготовиться к переезду в другой город, найти работу и жилье, подать заявление в полицию, суд и органы опеки. 

Специально для проекта «Насилию.нет»* открыл круглосуточную горячую линию по номеру +7 999 916-30-00.

Почему SOS-размещение, а не шелтер?

Существуют разные виды размещения в ситуации домашнего насилия, основные — транзитный шелтер и шелтеры экстренной помощи. Первый вариант предполагает длительное сопровождение пострадавших (от двух месяцев до года и больше) с соответствующей психологической помощью. Кризисное убежище или SOS-размещение — это возможность перевести дух и собраться с силами. Второй вариант актуален и в случаях, когда в долгосрочных шелтерах нет мест: кризисное размещение дает возможность дождаться, пока свободное место появится в транзитном шелтере.

Сегодня в Москве всего два долгосрочных шелтера: Кризисный центр «Китеж» и ГБУ «Кризисный центр помощи женщинам и детям». Их совокупная вместимость — около 150 человек, за год через них проходят около 600 женщин и детей. Для Москвы, в которой по неофициальным данным живет 20 миллионов человек, — это капля в море. Для сравнения: население Нидерландов — 19 миллионов, но только государственных шелтеров в стране девять, а некоммерческих — около двадцати. Ежегодно через них проходит 12 тысяч женщин, 4,5 тысяч детей и около 200 мужчин. В Берлине, где меньше 4 миллионов жителей, работает двадцать убежищ для женщин и детей. 

При этом, по рекомендациям Совета Европы, даже этого недостаточно: на 10 тысяч жителей страны должно быть как минимум одно убежище, то есть в Москве даже для официального населения в 12,6 миллионов их должно быть больше 600.

Директор Центра «Насилию.нет»* Анна Ривина убеждена и не раз повторяла, что шелтеры должны создаваться за счет и при поддержке государства. Или, приводит пример Ривина, как во Франции, когда государство покупает такие услуги у тех или иных организаций. «Помимо убежища, где человек находится длительное время и восстанавливает силы, сегодня у многих пострадавших нет места, куда можно сбежать. У нас есть два варианта: ждать идеальной ситуации или потратить много сил для того, чтобы человек, который находится в беде, прямо сейчас мог спокойно лечь спать», — объясняет она.

Формат SOS-размещения выбрали по нескольким причинам. Во-первых, чтобы предоставлять кризисную помощь здесь и сейчас; во-вторых, потому что для тех, кому нужна продолжительная реабилитация, не всегда есть места в шелтерах. «В этом случае мы можем дать женщинам время и место переждать пару дней, пока для них не найдется место у наших коллег», — объясняет директор. 

При создании проекта Центр ориентировался и на международный, и российский опыт. В частности, сотрудниц консультировала руководительница Кризисного центра «Китеж», основанного в 2013 году, Алена Ельцова. По ее словам, первичное консультирование, объяснение правил безопасности и выяснение обстоятельств пострадавших отнимает много ресурсов, и проект «Насилию.нет»* снимает часть работы с «Китежа». «Мы сталкиваемся с тем, что иногда женщинам нужна передышка, чтобы сориентироваться, что делать дальше — таких к нам обращается 10-20%. В основном женщины готовятся к уходу уже несколько лет, живя в ситуации насилия, и за три недели они в себя не придут», — рассказывает эксперт. 

В нашей стране только НКО открывают низкопороговые шелтеры, куда женщина может прийти в любое время в состоянии низкого ресурса и не разбираться с документами и анализами. «Здорово, что Центр делает альтернативное размещение, потому что мы принимаем женщин только с московской пропиской. У нас бывают бюрократические сложности, наши специалисты помогают собирать документы. Но если женщина из Московской области или из другого города, мы можем максимум на два-три дня ее взять и перенаправить в фонды», — рассказывает директор ГБУ «Кризисный центр помощи женщинам и детям» Наталья Завьялова. Вопрос о заселении без прописки, по ее словам, решается только на федеральном уровне — перспективы такой в центре пока не видят. 

Есть и другие ограничения для заселения, например — возраст. В «Китеж» по уставу не заселяют людей старше 60 лет, в «Кризисный центр помощи женщинам и детям» — старше 70. Для SOS-размещения этих правил нет, но есть другие — не употреблять алкоголь, не мешать другим, не общаться с бывшим партнером и самое главное — не раскрывать адрес даже ближайшим родственникам. По словам Ривиной, если адрес становится известен, место перестает быть безопасным — в некоторых странах есть даже уголовное преследование за раскрытие адреса. На такие случаи у Центра несколько партнеров, которые предоставляют номера.

Кто будет работать в SOS-размещении?

На горячей линии SOS-размещения посменно будут работать три девушки — Анна Ромащенко, Влада Игнатова и Юлия Аринич. По телефону они будут помогать женщинам составлять план безопасности, объяснять, что можно сделать в той или иной ситуации, после разговора  — встречать и провожать до гостиницы в случаях, если женщинам понадобится размещение. Это не телефон доверия, а консультативная линия — для психологической помощи пострадавшим есть Всероссийский телефон доверия центра по предотвращению насилия «Анна»*.

Ромащенко несколько лет работала в «Насилию.нет»* и теперь вернулась в команду, чтобы заняться новым проектом. «Я помню, что часто женщинам было некуда пойти: либо нет регистрации, либо в кризисных Центрах не хватало мест. Мне кажется, что после пережитого травмирующего опыта каждому человеку нужна пауза, чтобы собраться с силами, прийти в себя и продолжить жить дальше. Для меня этот проект — про тихую гавань», — говорит она.

Насилию.нет шелтер
Координаторы SOS-размещения Юлия Аринич, Анна Ромащенко и Влада Игнатова. Фото: «Насилию.нет» 

Аринич по образованию психолог и три года работала на экстренной линии заселения в убежище для пострадавших от домашнего насилия в центре Радислава — единственном известном убежище Беларуси. «Бывают разные ситуации: иногда звонят в ситуации длительного насилия и хотят узнать, какие варианты помощи есть. Иногда бывает, что женщина в тапочках и халате выбежала с ребенком на руках. Моя задача на горячей линии — правильно задавать вопросы, чтобы понять, в какой ситуации женщина», — рассказывает она. 

Игнатова год проработала на Телефоне доверия МЧС, до этого проходила там же практику. Обращений с домашним насилием в ее практике тоже было много. «Там скорее была психологическая помощь, и мы давали контакты кризисных центров и специализированных фондов, куда можно обратиться. Объясняли, как обратиться в полицию, если есть такая возможность, если нет — объясняли, что делать в зависимости от ситуации. «Для консультанта самое сложное было то, что я не могла оказать посильную помощь — разместить человека, взаимодействовать со службами, — потому что я просто психолог. Придя в Центр, я получила возможность реализовать эту потребность». 

*По мнению Минюста, выполняют функции иностранных агентов.