Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.
милитаризация детей

«Очень страшно увидеть своего ребенка в военной форме»: учителя и родители о 23 февраля

Кратко

Рисунки танков и патриотические речи во время мероприятий — так выглядит традиционное празднование Дня защитника Отечества в российских школах. В этом году многие конкурсы и инициативы были отменены из-за пандемии, однако общий курс на развитие патриотизма и поддержание гендерных ролей сохраняется. В преддверии 23 февраля «Утопия» поговорила с учителями и родителями об их отношении к милитаризму в школах.

Анастасия, учительница начальных классов

Мне не очень близка милитаристская культура, поэтому половину конкурсов ко Дню защитника Отечества я отсеиваю. Какие-то акции и флешмобы от Департамента образования и науки Москвы я до родителей просто не довожу. Может быть, это неправильно, но я предпочитаю научно-технические инициативы. 

Если в инсценировке песен я могу поучаствовать, потому что это достаточно творческое занятие, то маршировать и участвовать в строевом смотре уже неинтересно. За четыре года в начальной школе вся эта маршировка детям сильно надоела. Раньше мы брали какие-то детские песни, и они с учителем физкультуры репетировали, а сейчас на третий год у них уже скучающие лица. Раньше мы участвовали с детьми в конкурсах стихов, но последние два года почти все они связаны с Великой Отечественной войной. Это настолько скучно и невыносимо, что нет никакого желания с этим связываться. Да и полезных навыков такие конкурсы не дают. 

У нашего государства патриотизм — это ходить строем, чтобы все были одеты одинаково. На кого-то из детей это влияет, но «патриотических» бесед между собой они все равно не ведут. Для них война — совсем далекое понятие, они очень плохо понимают, что это. Осознают, что война — плохо, убивать — плохо, но непонятно, что такое гордость за победу. 

У нас в классе есть девочки, которые любят рисовать, делать стенгазеты и открытки для мальчиков. Они подошли ко мне и спросили: «Почему мы вообще поздравляем мальчиков с Днем защитника Отечества? Они же не воевали». Я ответила, что это традиция: 23 февраля мы поздравляем мужчин, 8 марта — женщин. Просто за то, что они есть. В семьях тоже День защитника Отечества воспринимается как дополнительный выходной, который в этом году еще и на каникулы пришелся. 

В этом году я должна была провести на эту тему классный час, но не стала, провела на другую. У нас есть расписание классных часов, оно составляется на год. Завуч по воспитательной работе присылает памятные даты и говорит: «Сделайте фотоотчет и выложите в Фейсбуке». Более исполнительные товарищи так делают, а я просто говорю, что на своей личной странице ничего выкладывать не хочу. И имею на это полное право. Не хочу светить ни себя, ни детей своего класса. Родители тоже не давали разрешения на фото- и видеосъемку. И все. Вообще большинство проводит такое патриотическое воспитание только для отчетности. 

Маргарита, мать второклассницы

Моей дочери восемь лет, она учится в гимназии, которая входит в пятерку лучших в городе. К счастью, там никого не наряжают на 23 февраля, не маршируют, но девочки должны поздравить мальчиков: станцевать, спеть или нарисовать картинку на военную тему. 

Меня смущает, что классная руководительница называет мальчиков будущими защитниками, говорит, что вся надежда именно на них, что они должны всех защищать. И, конечно, есть серьезная патриотическая пропаганда: наша родина, наша страна, Петербург, блокада, рисуют танки, звезды. 

У меня складывается ощущение, что всех готовят к войне и все на нее пойдут.

23 февраля вообще странный праздник. Он же военный, а если поздравляют всех мужчин, то пусть будет День мужчин, а не День защитника Отечества. Детям же навязывают военщину, гендерное разделение, от которого все сейчас пытаются уйти: что девочки должны хорошо пахнуть, а мальчики должны быть сильными и агрессивными. Сама я училась в частной школе, и там такого не было. Это официально считалось упадническим пропагандистским праздником, не отмечали ни 23 февраля, ни 8 марта. Учителя беседовали с нами, что это все неправильно. 

Мы с другими родителями постоянно боремся с тем, что говорят в школе, хотя нас просят не обсуждать учителей при детях. На собраниях говорят, что должен быть единый авторитет — школа. И родители должны его поддерживать со всех сторон, иначе образования не получится. 

Я очень переживаю, что сейчас моему ребенку заложат, что Россия — страна героев и мы готовы к войне. Поэтому я каждый день объясняю, что это не так. Дочка слушает меня, но, по ощущениям, поддерживает нейтралитет. Ей нравится классная руководительница, но она видит два разных мнения: школы и родителей. Наверное, она сможет сделать вывод, только когда подрастет. 

Марина, учительница начальных классов

Я работаю в частной школе, сейчас у меня первый класс. У нас чуть больше сотни учеников на всю началку, 44 из них — первоклассники. Нашу школу нельзя назвать консервативной, во многом мы стремимся быть непохожими на общеобразовательные. 

На 23 февраля мы устраиваем небольшой праздник для мальчиков. Родители заранее готовят подарки, а мы вручаем их в школе. Программу учителя обсуждают между собой, обычно это спортивные эстафеты или рыцарский турнир — те же эстафеты, только сначала мальчишек посвящают в рыцари и говорят о кодексе чести, благородстве. Меня никто не обязывает организовывать это, но без моего участия все будет хуже и скатится к патриотическим стишкам.

Мои дети любят всякие конкурсы, так что участвуют охотно. У нас немного милитаризма, разве что к 23 февраля кто-то из учителей проявит инициативу и начнëт рассказывать о мужестве, роли воина и так далее. Но в целом эту тему не продавливают: если кто-то не хочет участвовать, заставлять и стыдить его не станут. 

милитаризация детей
Фото: pexels

23 февраля, как и 8 марта, вообще дурацкий праздник из-за деления по гендерному признаку и навязывания стереотипной модели поведения. Но в целом у нас не пытаются заставить детей соответствовать гендерным стереотипам. Например, в моем классе есть мальчик, который обожает наряжаться в ободки с бантиками, просит у меня блестки, любит одежду с пайетками. Несколько раз я слышала, как коллеги говорили ему, что это не для мальчиков. И я каждый раз просила их так не делать. Сейчас уже даже самые консервативные от него отстали.

Я сама ненавижу все милитаристское: фуражки, марши, стихи, прославляющие войну. О войне надо говорить как о трагедии, не пытаясь её романтизировать. Я считаю, что нужно отмечать День снятия блокады и День Победы, но не как праздники, а как дни памяти. Побольше рассказывать, как в сложные времена взрослые и дети жили и умирали, любили и предавали, помогали друг другу и оставляли в тяжелой ситуации. В жизни бывают боль и война, это плохо, но знать об этом нужно.

Александра, учительница естествознания и географии

В этом году мероприятий на 23 февраля нет, потому что ковид. А так — все было как обычно: концерты, конкурс газет, смотр строя и песни. Так как у нас есть кадетские классы, то они больше в это вовлечены.

В Москве есть целая система кадетских классов на базе обычных общеобразовательных школ. Мальчики и девочки поступают туда в седьмом классе, им выдают форму, у них есть офицеры-воспитатели. В кадетских классах расширенный курс: строевая подготовка, больше часов физкультуры, бальные танцы, первая помощь. Они ездят на раскопки, ищут солдат. Но это во второй половине дня, а в школе они живут обычной жизнью, такая же сетка уроков. 

Если ему будут навязывать что-то милитаристское, я поменяю учебное заведение.

Дети видят своих старших товарищей и тоже так хотят. Это действительно очень трогательно, когда выступают девушки в прекрасных белых платьях и мальчики в белых перчатках, они потрясающе танцуют. А еще выезды на раскопки, в том числе в Сочи. У них очень насыщенная жизнь. К старшей школе они могут передумать, а в 7-8 классе обычно делают это с большой радостью.

Среди родителей на кадетские классы спрос большой. Это определенный социально-культурный уровень, развитие дисциплины, преференции при поступлении в вузы МВД и МЧС, более качественное образование — на кадетские классы, как правило, выделяют лучших педагогов в школе. После того, как президент назвал национальной идеей патриотизм, такие проекты стали поддерживаться и финансироваться. Школа так или иначе отрабатывает госзаказ. Сейчас он направлен на это, а не на воспитание свободных, думающих, открытых детей.

Мой ребенок учится совсем в другой школе и занимается математикой, биологией и химией, изучает иностранные языки. Если ему будут навязывать что-то милитаристское, я поменяю учебное заведение. Мы больше про науку, мир, возможность учиться за границей, существовать в других условиях.

Кристина, мать пятиклассницы

Наша школа достаточно консервативная, обычно на 23 февраля проводят концерты (в этом году их нет из-за коронавируса), для которых все школьные студии что-то готовят. На таких концертах обычно много военной тематики. 

Мне кажется, это манипуляции эмоциями, которые дети до конца не могут осознавать. Например, был танец девочек: они в военной форме, все под трогательную музыку, правда, очень хорошо танцуют. Если бы это был единичный номер и с посылом, что войны никогда не должно быть, я бы поддержала такую идею. Но сейчас не так, начинают давить на детей уже со второго класса. 

Еще 23 февраля детей могли водить в кино на военные фильмы. Дочь отказывалась идти, говорила, что ей слишком тяжело на это смотреть. Информация о войне, как и любая другая, должна выдаваться ровно в том объеме, в котором она будет доступна, нужна и полезна. Без манипуляций.

Дети в военной форме — мой личный триггер. Меня смущает отношение родителей к этому как к чему-то очень милому. В основном это мамы мальчиков, потому что их чаще так фотографируют. Я не понимаю, как можно своего ребенка, которого ты любишь и которому желаешь самого лучшего, захотеть увидеть в форме. Это очень страшно — когда бы то ни было увидеть своего ребенка в военной форме. 

Дочь я учу формулировать свою позицию и отстаивать ее. Обсуждаем, как это можно делать в школе. У нее убеждение, что война — это плохо. И я объясняю, что в рамках этой темы ты вполне можешь говорить о том, что война — это большая трагедия и что такого быть не должно. С этим никто спорить не будет.