Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Утром за руль, вечером — в тюрьму. История борьбы за женские права в Саудовской Аравии

Люджейн аль-Хазлюль.
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

В феврале 2021, спустя почти три года заключения, власти Королевства Саудовская Аравия освободили активистку Люджейн аль-Хазлюль. Свобода эта относительная. Ей до сих пор запрещен выезд за рубеж, а также общение с прессой. Она все еще условно осуждена и, если нарушит правила, может снова вернуться в тюрьму. Все, что мы знаем о ней сегодня — она, предположительно, жива.

Мы также не знаем, что случилось с ее мужем — популярным саудовским стендап комедиантом Фахадом Альбутаири. Последние новости о нем появились в марте 2019 года, когда его, предположительно, похитили из Иордании и вернули в Саудовскую Аравию. Его аккаунты в социальных сетях удалены. Брат и сестры Люджейн — Валид, Лина и Аиля создали сайт в ее поддержку и активно добивались ее освобождения, но теперь и они не рассказывают о сестре, хотя и общаются в соцсетях. Валид проживает в Торонто, а сестры в Брюсселе. 

Люджейн аль-Хазлюль боролась с запретом на вождение для женщин и системой опекунства над женщинами в Саудовской Аравии. Ее выступления были мирными. «Утопия» рассказывают историю борьбы Люджейн аль-Хазлюль за права женщин.

Женщина за рулем

Королевство Саудовская Аравия было последней страной в мире, где женщинам не разрешалось водить. Запрет на вождение в стране ввели еще в 50-е годы неформальным образом. Женщинам просто перестали выдавать права. Если женщина получала права за рубежом — например, Хазлюль получила права в Арабских Эмиратах, — то за попытку водить машину в своей стране ее арестовывали и штрафовали. В 90-е запрет закрепили фетвой, в которой говорилось, что вождение позволяет женщинам общаться с посторонними мужчинами и тем самым приводит к «социальному хаосу». Позже министр внутренних дел издал указ, запрещающий вождение на основе этой фетвы.

права женщин в Саудовской Аравии
Люджейн аль-Хазлюль, 2017 год, Wikimedia

Противники женского вождения придумывали и другие причины запрета. Например, шейх Салих ибн Мухаммад аль-Люхайдан утверждал, что сидеть за рулем вредно для женского здоровья и фертильности. Другие консервативные деятели отмечали, что женщина без прав может быть вынуждена ездить в машине с водителем, не являющимся ее мужем, а это тоже безнравственно. Наконец, третьи отмечали, что о машинах в Коране вообще не говорится, а на лошадях и верблюдах во времена Пророка женщины ездили и это не запрещалось. Еще в 2013 году бывший глава религиозной полиции страны заявил, что запрет на вождение не имеет отношения к исламскому праву.

Люджейн, как и других активисток, участниц кампании Women2Drive, несколько раз арестовывали за вождение. Так, 1 декабря 2014 года ее арестовали на 73 дня за попытку на машине пересечь границу между Саудовской Аравией и ОАЭ.

Следующий раз арестовали в мае 2018 года. А уже в следующем месяце король Саудовской Аравии Салман аль Сауд издал декрет, разрешающий женщинам водить. За семь месяцев после снятия запрета около 40 тысяч женщин получили права. Параллельно правительству пришлось принять закон против харрасмента, угрожающий мужчинам сроком лишения свободы до пяти лет, и предупредить мужчин, что не стоит преследовать женщин за рулем.

Но запрет на вождение — лишь малая часть проблем, с которыми сталкиваются женщины королевства.

Женщина за каменной стеной

В Саудовской Аравии каждая женщина должна иметь опекуна-мужчину. Эта концепция введена не единым законом, она пронизывает всю юридическую систему и основывается на жесткой трактовке исламского права.

Складывается парадоксальная ситуация, когда женщинам, с одной стороны, нельзя без разрешения опекунов выполнять практически любые юридические действия, как если бы они были детьми или недееспособными. Но при этом можно рожать и воспитывать детей, а также зарабатывать деньги. Опекуном традиционно является отец девочки, а после его смерти — ее муж. В случаях, когда нет ни отца, ни мужа, опекуном может стать брат, дядя или даже сын.

Женщине необходимо разрешение опекуна, чтобы выйти замуж, поехать заграницу и даже выйти из тюрьмы или шелтера. Кроме того, женщин не вписывают в семейные документы, поэтому у них масса проблем с простейшими задачами, например, с записью ребенка в школу или получением медицинской помощи.

Отменить опекуна вообще нельзя, сменить его также крайне сложно. Естественно, такая система порождает злоупотребления. Опекун всегда может забрать у женщины деньги или детей. Известны случаи, когда отцы отнимали внуков у дочерей и их мужей. Когда братья выдавали сестру замуж против ее воли пять раз. Случаи шантажа, когда опекун угрожал отправить женщину в тюрьму и не разрешать ей освобождение. Причем, непослушание опекуну — преступление. Узкая трактовка закона под непослушанием подразумевает действительно преступное деяние — например, побои опекуна. Но на практике закон трактуют очень широко, непослушанием может считаться даже побег и просьба о помощи. Убежища или шелтеры, хоть и существуют, но по сути превращаются в тюрьмы — спрятавшаяся от отца или мужа женщина может на годы оказаться в изоляции. Опекунство супруга в случае развода не отменяется до самого окончания суда.

Система настолько всеобъемлюща, что отдельные улучшения не дают реальной свободы. Например, сейчас, если женщина попадет в  дорожно-транспортное происшествие, она может провести в тюрьме куда больше времени, чем мужчина, если ее вождение было не угодно опекуну.

Мода на прогресс

Королевство Саудовская Аравия — абсолютная монархия. Все решения исходят исключительно от короля. Прогрессивным реформам последних лет страна обязана наследному принцу Мухаммеду аль Сауду, занимающему множество важных постов: он и заместитель премьер-министра, и министр обороны, и глава королевского суда, и председатель совета по экономическим вопросам, и глава Антикоррупционного комитета.

В 2000 году страна ратифицировала Конвенцию ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Правда, с оговорками. Во-первых, если любая норма Конвенции противоречит исламскому праву, то Королевство не обязано соблюдать эту норму. Во-вторых, оно не связывает себя вторым параграфом статьи 9 и 1 параграфом статьи 29 Конвенции. Это параграфы о предоставлении женщинам равных с мужчинами прав в отношении гражданства их детей и о решении споров между государствами-участниками в международном суде.

В 2013 году впервые в Консультативный совет при монархе (Меджлис аш-Шура) было назначено 30 женщин. Женщины в совете, конечно, лояльны правительству. Тогда же было впервые криминализировано насилие в семье, а в 2016 году создан центр, занимающийся приемом и реагированием на запросы по поводу насилия в семье. Но борьба с насилием идет туго. Полиция зачастую просто возвращает пожаловавшихся женщин опекунам, те подают в суды на попытки сбежать, а шелтеры превращаются в альтернативу тюрьмам.

права женщин в Саудовской Аравии
Международная кампания за освобождение Люджейн, 8 марта 2020 года, flickr

12 декабря 2015 года власти позволили женщинам участвовать в выборах в муниципальные советы — также впервые в истории страны. Правда, зарегистрированных избирательниц в 15-м году было всего 10%. Сопротивление опекунов и отсутствие документов не способствовало политической активности. Чтобы зарегистрироваться, женщина должна была доказать, что проживает в своем избирательном округе. Но имена женщин обычно не указывают в документах о собственности и в соглашениях об аренде. Они могли бы показывать семейную карту, но ее часто удерживает опекун. В итоге из 2106 мест в муниципальных советах женщины заняли 21. В январе 2016 года правительство к тому же объявило, что заседания должны проходить для мужчин и женщин раздельно.

В апреле 2016 года КСА издало документ «Видение 2030», программу развития страны, в которой говорится, что правительство «продолжит развивать [женские] таланты, инвестировать в их производительные способности и помогать им развивать их будущее и вносить вклад в наше общество и экономику».

Но главная цель «Видения» — полное избавление экономики Саудовской Аравии от нефтяной зависимости. По сути, сегодня почти половина населения не вносит вклад в экономику (если не считать домашний труд), и запрет вождения и система опекунства прямо противоречат экономическим потребностям государства.

Поэтому часть реформ кронпринца коснулась рынка труда. В Королевстве существовал список разрешенных для женщин профессий («свойственных их природе»), к тому же для выхода на работу требовалось согласие опекуна. Требование согласия отменили, а список существенно расширили в 2018 году. Теперь женщины вправе служить в армии, работать в розничной торговле, заниматься проверкой паспортов на границе (стоило открыть 140 мест, как 107 000 женщин подали заявки), работать регулировщиками в аэропортах и водителями такси, а также инструкторами по вождению и автомеханиками. В стране даже появилась первая театральная актриса. До этого женские роли в театрах исполняли мужчины.

Правительство начало поощрять работодателей, нанимающих женщин, а также выделять средства на обучение женщин в зарубежных университетах. Эта мера тоже была половинчатой. Ведь работодателям не запретили требовать согласия опекунов. Кроме того, рабочие помещения для мужчин и женщин должны быть разделены, и работодатели отвечают за соблюдение работницами строгого дресс-кода. Для многих компаний, конечно, эти обязательства делают найм женщин невыгодным.

Чтобы женщины смогли выйти на работу, им дали возможность иметь собственные документы. Разведенные и вдовы получили специальные семейные карты. Заодно было отменено требование, по которому обращающаяся в суд женщина должна привести с собой родственника-мужчину, чтобы он ее идентифицировал.

С 2018 года женщины получили право посещать спортивные соревнования, ходить в кино и на концерты. Появилась и первая спортивная обозревательница, а тренировки и соревнования для спортсменок стали делать доступными еще в 2012 году.

Наконец, в январе 2019 года Меджлис аш-Шура одобрил закон, запрещающий брак в возрасте младше 15 лет и требующий получения согласия в специальном суде для тех, кому младше 18. Точное число уже заключенных детских браков в стране неизвестно.

По ту сторону тюрьмы

Пока король и наследный принц провозглашали прогрессивные реформы, Люджейн, ее подруги и товарищи продолжали свои мирные выступления и подвергались преследованиям. Люджейн пыталась участвовать в местных выборах 2015 года, но ее к ним не допустили. В сентябре 2016 года она и еще 14 тысяч человек подписали петицию королю Салману с просьбой отменить систему опеки.

4 июня 2017 года ее арестовали в аэропорту Эд-Даммама. Причину ареста не озвучили и к ней не допустили адвоката и семью. Как правило, в политических процессах в Саудовской Аравии, если суды все-таки сообщают о причинах приговора, то это крайне широкие и расплывчатые формулировки, например, «проявление нелояльности к правителю», «сеяние хаоса», «подстрекательство общественного мнения» и тому подобное.

В марте 2018 Люджейн аль-Хазлюль похитили в ОАЭ и депортировали в Саудовскую Аравию, где арестовали на несколько дней, а потом выпустили, но запретили выезд. 15 мая 2018 года ее снова задержали с несколькими активистками и активистами, выступающими за права женщин, по обвинению в «попытке дестабилизировать королевство».

Родных и общественность власти держали во мраке. 1 марта 2019 году прокуратура объявила, что предварительное расследование завершено и теперь начнется суд. Процесс начался 13 марта 2019 года. Журналистам так и не сообщили об обвинениях, дипломатам запретили присутствовать на суде. В апреле 2019 года слушание отложили без объяснения.

По утверждениям сестер Люджейн и правозащитных организаций, в тюрьме ее и других активисток пытали: били кнутом, электричеством, пытали водой. Чтобы добиться встречи с родителями, ей пришлось выдержать шестидневную голодовку. Родители девушки рассказали, что, когда им все-таки разрешили повидаться, они увидели, что ее ноги были черными от синяков и она едва могла ходить, сидеть и с трудом удерживала вещи в руках. По словам Алии, бывший советник королевского суда Сауд аль-Кахтани лично посещал Люджейн и угрожал изнасиловать ее, убить и выкинуть ее тело в канализацию. Он же, кстати, в 2019 году был обвинен в убийстве журналиста Джамаля Хашкаджи, но освобожден. Сейчас он, предположительно, находится под домашним арестом или умер из-за отравления.

права женщин в арабских странах
Лина аль-Хазлюль комментирует задержание своей сестры Люджейн во время обсуждения убийства журналиста Джамаля Хашогги, 2019 год, flickr

В мае 2020 года дело аль-Хазлюль снова отложили на неопределенный срок из-за пандемии. 25 ноября, после саммита «Большой двадцатки» в Эр-Рияде, дело перевели в специальный суд, рассматривающий обвинения в терроризме и нарушении национальной безопасности. 28 декабря Люджейн аль-Хазлюль приговорили к 5 годам и 8 месяцам лишения свободы за «поддержание контактов с иностранными правительствами в попытке изменить политическую систему страны». К этому моменту она уже провела за решеткой более двух лет.

Наконец, 10 февраля 2021 года сестры Люджейн рассказали в Твиттере, что ее отпустили. На пресс-конференции Алия аль-Хазлюль сказала: «Это был особый момент, когда я ее увидела, момент, который я никогда не забуду. Она такая сильная женщина. Это женщина, которую я знаю. Мы так счастливы, что теперь она сможет спать в теплой постели».

Говорят, что первым делом она купила себе мороженое. Но больше ничего узнать не удастся, вероятно, еще несколько лет. Любые сообщения Люджейн в социальных сетях отныне будут считаться киберпреступлением и приведут к ее повторному заключению.

Система устояла

Жительницам Саудовской Аравии все еще не выдают загранпаспорта без согласия опекуна. Даже если опекун согласился на обучение за рубежом, он обязан сопровождать опекаемую во время ее учебы — впрочем, это требование опекуны часто сами нарушают. Все так же женщины не могут по своей воле выйти замуж и развестись. И они не могут передавать гражданство своим детям.

Правительство объясняет медленный темп реформ необходимостью соблюдать религиозные нормы, а также тем, что сами женщины не очень-то хотят работать, потому что им хорошо под присмотром опекунов. Активистки сомневаются, что правительство готово полностью отказаться от системы опеки, так как это опасно для правящего строя. По словам Регины Наср, феминистки из Саудовской Аравии, живущей в Австралии, система держится только потому, что угнетенные властями мужчины могут по крайней мере  распоряжаться своей властью над женщинами: «Если эта власть исчезнет, они восстанут против правящей семьи». Также, предположительно, реформы касаются в основном привилегированных и близких к властям женщин.

Для освобождения Люджейн потребовались огромные усилия ее семьи и существенное международное давление, в том числе со стороны Европарламента и администрации Байдена. Возможно, есть связь с тем, что Люджейн освободили вскоре после выборов в США.

Многие правозащитницы и участники протестов все еще остаются в тюрьмах, некоторым из них угрожает смертная казнь, телесные наказания в Королевстве также допустимы. Предположительно, следующим шагом кронпринца будет реформа и смягчение уголовного законодательства, но судя по всему, он терпеть не может, когда такие инициативы поступают снизу.