Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Воспитание без насилия: как вырастить ребенка без криков, угроз и подзатыльников

ругать ребенка воспитание
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Взрослые могут быть очень жестоки по отношению к детям, часто даже не замечая этого или считая, что те «заслужили». Унижения, ругань и «профилактические» шлепки по попе дети воспринимают так же, как жестокое избиение, — особенно, когда они исходят от значимых взрослых: родителей и учителей. Дети становятся замкнутыми или сами проявляют агрессию к другим, потому что по-другому их не научили. «Утопия» разобралась, почему так происходит и как воспитывать ребенка, не травмируя его.

Роль воспитателя и как с ней справляются в российских школах

Когда ребенок начинает ходить в школу, в его жизни помимо родителей появляются новые авторитетные фигуры — учителя и особенно классный руководитель. Школу называют вторым домом, а учительницу — второй мамой. Для учеников младшей школы преподаватели могут стать едва ли не более значимыми взрослыми, чем родители: ребенок оказывается в новой среде, а педагог направляет и помогает разобраться со всеми сложностями.

Как родители несут ответственность за жизнь ребенка, так и учителя играют большую роль в формировании личности: от них в значительной степени зависит развитие учеников, мотивация к обучению, успеваемость, интерес к предметам и, как следствие, выбор профессии. Значимость педагогов в жизни ребенка накладывает на них ответственность за психологическое состояние ребенка наравне с семьей.

Иногда учителя, как и родители, злоупотребляют своей властью и уязвимостью ребенка. Это может выражаться в шлепках, ударах линейкой по рукам, порче тетрадей за ошибки или неаккуратность, высмеивании перед всем классом, унижении за неуспеваемость, внешний вид или поведение. В семьях, где царит здоровая атмосфера, ребенок может прийти за защитой к родителям. Но если ему с рождения транслировали насильственное отношение как норму, ребенку больше не к кому пойти и вероятнее всего будет некому даже рассказывать о случившемся.

Учитель младших классов Полина считает, что физические наказания и буллинг со стороны учителей может быть связан с недостаточной профессиональной подготовкой педагогов — их обучают, как полвека назад, когда ударить ребенка линейкой или схватить «хулигана» за ухо массово не порицалось. «В педагогических вузах транслируют ценности, созвучные Конвенции ООН о правах ребенка, но на практике школа заимствует негативные черты у государства», — объясняет она.

Под предлогом безопасности навязывается общая тревога и подконтрольность, дети растут невротичными и инфантильными. Регламентируется все: форма одежды, внешний вид, поведение, в том числе на переменах, цвет ручек и даже походы в туалет. Каждая жалоба влияет на рейтинг школы, а это, в свою очередь, повышает уровень невротизма среди самих учителей. «Ни о каком гуманизме речи не идет, когда нужно выполнить план», — говорит учитель.

Сейчас, благодаря доступу к информации, меняется отношение к иерархии и межличностному взаимодействию. Дети становятся более подкованными в темах абьюза и лучше понимают свои границы, а взрослые переосмысляют насилие как метод воспитания.

Ненасильственные методы воспитания

Без травм не обходится ни один путь развития, но это не снимает ответственности со взрослых, рассказывает Каринэ Денисенко, клинический и практический психолог. Насилие влияет на мозговые структуры и механизмы, отвечающие за волевое поведение и мотивацию, лишает базового доверия к миру и уверенности. Иногда, чтобы травмировать ребенка, достаточно пары слов, а уважительный подход облегчает ему жизненный путь.

По словам Денисенко, выстраиванию здоровых отношений помогает понимание педагогических методик: учитель, пока он ощущает себя человеком, от которого эмоционально, физически и содержательно зависит качество процесса, реже переходит границы. Так и родителю следует быть рассудительнее, чтобы играть управляющую роль в конфликтах. Если родитель чувствует позыв ударить своего ребенка, чтобы сдержаться, можно представить, что это сын или дочь подруги.

девочка под зонтом воспитание детей
Иллюстрация: Анастасия Лукашевич / «Утопия»

У учителя, в отличие от родителя, есть профессиональное ограничение в воспитательных мерах, ему проще сдержаться в конфликтах. Задача — давать обратную связь на негативное поведение. Ребенку важно озвучить, если вы с чем-то не согласны, но нельзя делать это эмоционально, нужно оставаться спокойным и беспристрастным. Иначе это может сработать в обратную сторону, как отрицательное подкрепление нежелательного поведения. Общие ценности ненасильственных дисциплинарных подходов — взаимоуважение, бережное отношение к границам, без разделения на «лагери». Создать такую систему можно и в школе, и дома.

По мнению Денисенко, наказания в любом возрасте нецелесообразны — работают только санкции, причем конечные, с четкой причинно-следственной и логической связью. У всего должны быть причины и последствия: разбил чашку — убери осколки. Если это была любимая чашка, важно выразить сожаление, но не наказывать и не манипулировать чувством вины и стыда.

Если ребенок нарушил школьные правила, учитель все равно не должен оказывать на него психологическое давление, например говорить: «Какой же ты был молодец, почему же ты так опустился?» Также не стоит объявлять ребенку бойкот и игнорировать его. «Одно из самых страшных наказаний для ребенка — это равнодушие», — убеждена психолог.

Для ребенка крайне важно заранее знать правила поведения и последствия их невыполнения, а для взрослого — понимать, что за плохим поведением всегда стоит человек, который отличается.

Если правила невозможно соблюдать, это говорит об их неразумности и избыточности. Например, снизить оценку за опоздание не лучшая мера, а за безделье на уроке — объяснимая. При этом на уроках не всегда бывает интересно. Именно качество сопровождения во время рутинных и сложных ситуаций говорит об уровне взаимоуважения между детьми и взрослыми. Если взрослый сам не справляется с воспитанием в сложных ситуациях, лучше всего обратиться к специалисту, считает Денисенко.

Как научиться ненасильственным методам воспитания

Чтобы дети не подвергались насилию, в курсе педагогической антропологии будущим преподавателям должны рассказывать о тактиках решения конфликтов, а не только о возрастной психологии, считает учитель английского языка Анастасия. Ни в педагогическом вузе, ни в детском саду, ни в школах ее не учили, как обращаться с детьми в конфликтных ситуациях.

На практике она поняла, что важно обращаться к родителям, а не воспитывать ребенка за них и устанавливать личный контакт насильственно. В своей работе она применяет разные подходы к ранимым и капризным детям: одни боятся плохих оценок из-за давления родителей, а другие провоцируют конфликт, чтобы проявить лидерство в классе и разрядить свое эмоциональное состояние, потому что дома так себя вести нельзя. Общее и главное правило — никогда не трогать учеников.

Мама троих дочек с психологическим образованием Мария считает, что система воспитания — это маятник, который качается в зависимости от среды. Одно время все ориентировались на книгу Ж. Ледлофф «Как вырастить ребенка счастливым» о том, что дети являются эпицентром жизни, как при родовом строе у индейцев икуана. Затем набрало популярность «альфа-родительство» о парной привязанности. Мария убеждена, что нельзя выбрать одну модель и придерживаться ее.

Нет теорий, которые гарантировали бы защиту каждого ребенка от травм, считает психолог, детский и подростковый психотерапевт Ксения Лыч. Но фундаментальным положением для гуманного воспитания можно считать теорию Л. С. Выготского о «зоне ближайшего развития» — балансе между самостоятельным развитием и контролем: ребенок возится на даче и сам изучает мир, но мама перед этим проверила, чтобы все заборы были закрыты, устранила возможные угрозы.

Все зависит от культуры семьи: для кого-то допустимо, если ребенок сидит в луже и ест грязь, а для кого-то это неприемлемо. Один родитель посмеется, если ребенок съел торт накануне праздника, а другой за это накажет. В конфликтах важно помнить, что ребенок на когнитивном уровне не является продолжением родителя, у него меньше опыта. Правильнее снисходительно относиться к ошибкам, узнавать причины поступков, объяснять, почему что-то неправильно и как делать лучше, а не воспитывать запретами.

Дома ребенок учится моделям поведения, которыми будет пользоваться в жизни, поэтому ему важно видеть и распознавать свои и чужие чувства — будь то злость, грусть или досада. Психологи отмечают, что для развития у ребенка таких навыков поможет метод «шкалы эмоций»: нарисовать с ребенком шкалу от 1 до 10 (1 — то, что его больше всего расстроило, 10 — его самый счастливый момент), во время истерик вспоминать ее и определять текущую стадию. Так ребенок замедляется, концентрируется, начинает анализировать и понимать уместность своих действий. В общении стоит всегда указывать, что объект негативных чувств — не ребенок, а поступок.

Для развития не только поведенческих, но и других навыков, например, чтобы ребенок научился чистить зубы, Ксения рекомендует методику из транзактного анализа «банк поглаживаний»: есть прозрачная банка, в нее нужно набрать 5-10 камушков, получаемых по одному за каждое выполненное действие. Когда наберется необходимое количество, покупается подарок, согласованный вначале. Нельзя забирать камушки и ставить долгие цели — для развития внутренней мотивации лучше маленькие, но ежедневные победы.

Иллюстрация на обложке: Анастасия Лукашевич / «Утопия»