Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Возвращение долгов? Почему миллиардеры тратят состояния на благотворительность

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

Большинство людей из списков Форбс и похожих рейтингов занимаются филантропией. Но зачем им благотворительность? Почему не все жертвуют огромные суммы публично? Как к этому относятся их родственники и что представляет собой «Клятва дарения» — читайте в разборе «Утопии».

Десять лет назад Билл Гейтс и Уоррен Баффет встретились за ужином с несколькими миллиардерами и знаменитостями и придумали «Клятву дарения»  — это клуб миллиардеров, в котором каждый участник обещает пожертвовать при жизни больше половины своего состояния на благотворительность.

С тех пор клятву принесли 220 человек из 25 стран. Для сравнения в США сейчас чуть больше 600 миллиардеров (в 2010 году их было 404), а всего в мире — более 2000.

Клятва дарения собрала очень разных людей. Среди них есть и знаменитости, и люди, чьи имена не на слуху. Есть потомственные богачи, выходцы из среднего класса и даже с самых низов. Например, китайский миллиардер Ню Гэньшэн, основатель молочного бренда Mengniu, родился в настолько бедной семье, что родители продали его за семь долларов более богатой паре — не могли прокормить. Гэньшэн вдохновляется принципом «В бедности — поддерживай себя, в богатстве — помогай другим», поэтому вторую половину жизни решил посвятить благотворительности. Преимущественные направления: школьное образование, защита окружающей среды и борьба с бедностью во Внутренней Монголии, откуда он родом.

А самая богатая женщина Шотландии — Энн Глоаг — 20 лет работала медсестрой прежде, чем запустила свой бизнес — международную сеть автобусных перевозок. Они с братом и мужем сначала арендовали несколько маршруток на выходное пособие ее отца, водителя автобуса. Затем смогли добавить несколько старых междугородних автобусов, причем брат водил, а Глоаг делала пассажирам сэндвичи. Сейчас состояние Глоаг оценивают приблизительно в 328 миллионов долларов. Ее любимое направление благотворительности — плавучие госпитали Mercy Ships в Африке.

Из России к «Клятве дарения» присоединился олигарх Владимир Потанин. По его словам, он сделал это, чтобы подать пример соотечественникам и рассказать миру о возрождении филантропии в России. И добавил, что еще до присоединения к «Клятве» обещал отдать большую часть своего состояния на благотворительность. Пока что он единственный россиянин в списке.

джордж лукас
Джордж Лукас, фото: wikimedia

Среди участников клятвы есть и любимцы миллионов (например, режиссер Джордж Лукас), и те, кого проклинают обманутые инвесторы и кем интересуются правоохранительные органы. Например, Ариф Накви из ОАЭ, основатель инвестиционной компании Abraaj Group, на родине заочно приговорен к трем годам лишения свободы за нецелевое использование средств инвесторов. Британскому отделению его благотворительного фонда Aman Foundation грозит закрытие. 

Майкл Милкен из США считается основателем рынка «мусорных облигаций», в 80е его называли хищником рынка ценных бумаг. В 1990 году его осудили на 10 лет лишения свободы. Милкен вышел на свободу через два года, но с пожизненным запретом иметь дело с ценными бумагами. В итоге он активно занялся благотворительностью, особенно большой вклад его фонды вносят в медицинские исследования онкологических заболеваний. Возможно, потому, что он сам перенес рак. 

Впрочем, «Клятве» еще повезло. К счастью, к ней не присоединились такие личности, как покойный Джеффри Эпштейн или семейство Саклеров, владельцы компании PurdueFarma и производители обезболивающего препарата OxiContin, который компания продавала как безвредный и не вызывающий зависимость. Сегодня музеи — среди них Лувр, лондонская галерея «Серпентайн» — отказываются от памятных табличек с именем «Саклер». В США прокуратура добивается, чтобы они заплатили миллиарды долларов пострадавшим, у которых от препарата появилась героиновая зависимость. 

Направления благотворительности участников «Клятвы» различаются так же, как и сами дарители. Кто-то стремится улучшить образование или здравоохранение глобально или в отдельной стране, кто-то борется с изменением климата и защищает редкие виды животных. Одни ведут кампании против хищнического кредитования, другие одаряют сельские музеи. Некоторых участников вообще приняли в клуб за прошлые заслуги: они уже успели отдать большую часть состояния на благотворительность и о новых отчислениях ничего не сообщают. 

Среди тех, кто исполняет «Клятву», успехи тоже сильно разнятся. Неофициальный царь IT Индии Азим Премжи передал в свой благотворительный фонд 2,2 миллиарда долларов из 6,5 миллиардов всего состояния. Билл и Джой Каммингс, магнаты в области недвижимости, честно раздали около 80% своего состояния (более двух миллиардов долларов). Бывший мэр Нью-Йорка, бизнесмен Майкл Блумберг, успешно «избавился» от почти 10 миллиардов долларов и шутит, что его цель — жить так, чтобы не хватило на оплату похорон. Но при состоянии в 48 миллиардов до этого еще далеко. 

Илон Маск, самый богатый человек в мире, хоть и подписал «Клятву», не попал даже в топ-50 самых щедрых людей мира. Его пожертвования за всю жизнь составили около 0,05% его состояния. Последним в 2021 году «Клятву» подписал южнокорейский миллиардер Ким Бомсу, основатель интернет-компании Kakao.

Рука дающего никак не оскудеет

Целью «Клятвы» было не только отдавать деньги, но и создавать новый образ благотворительности. При этом точки зрения основателей различались. Баффет считал, что «Клятва» должна быть довольно абстрактной и не стоит уточнять, на что конкретно, сколько и когда должны потратить участники. Таким образом он надеялся привлечь больше желающих. Гейтс считал, что требования должны быть строже — так он хотел привлечь более ответственных участников. К тому же Гейтс хотел большей прозрачности. 

В итоге «Клятва» — публичное, но исключительно моральное обязательство, и будет ли миллиардер хоть что-то жертвовать и хоть о чем-то отчитываться, зависит только от него. В 2019 году журналист Марк Гюнтер заявил, что «Клятва дарения» не сумела, как намеревалась, изменить мир филантропии.

Не все рассчитывали, что к «Клятве» присоединится хотя бы сотня человек, но у нее появились последователи. В Лондоне создали «Клятву основателей» (Founders Pledge). В нее вступают предприниматели, которые обещают направить 2% доходов, полученных от продажи компаний, на благотворительность. К ней присоединились более 1000 предпринимателей из 30 стран мира. А в Бразилии создали «Клятву поколений». Подписывающие ее молодые наследники обязуются потратить на добрые дела 10% своего наследства в течение пяти лет с его получения.

С другой стороны, некоторые крупные миллиардеры так и не подписали «Клятву дарения», например, основатель Amazon Джефф Безос. Но в 2020 году он передал 10 миллиардов долларов в собственный фонд Bezos Earth Fund. Такие фонды в США подвергаются резкой критике: по некоторым подсчетам, за каждый доллар, который жертвует миллиардер в свой частный фонд, налогоплательщики отдают 74 цента своими налогами.

По оценочным данным, сегодня в частных фондах вращается около 1,2 триллиона долларов. При этом по закону фонды обязаны ежегодно выплачивать благотворительным организациям не менее 5% своего капитала. И многие крупные фонды считают, что выше этого минимума платить не стоит. 

Долгое время считалось, что богатым людям тратить деньги сложнее, чем зарабатывать. На пятый год существования «Клятвы» Bloomberg изучил состояния 10 покойных участников движения и выяснил, что большинство не выполнили свои обещания.

Новая волна филантропии

К 2019 году в американской прессе стали поговаривать, что миллиардерам не надо заниматься благотворительностью, тем более, что у них это не получается, а надо платить налоги. Пример совершенно иного подхода к благотворительности продемонстрировала Маккензи Скотт, бывшая жена Джеффа Безоса.

Маккензи и Джефф были женаты 25 лет. Они создавали Amazon вместе, и за годы работы с мужем Маккензи успела издать два романа и родить четырех детей. Развод прошел мирно, несмотря на слухи об измене Джеффа, и моментально сделал Маккензи одной из богатейших женщин в мире. В 2019 году она получила четверть доли мужа в компании Amazon. Не успело пройти и несколько месяцев после развода, как она подписала «Клятву дарения» и начала действовать.

Маккензи жертвует быстро и щедро, обходясь без посредников. Она принципиально не ждет запросов от желающих, а ставит цели сама со своей командой. Делает пожертвования максимально неформально, позволяя организациям самим распоряжаться деньгами. 

Она выбирает не привычные организации, вроде элитных университетов или музеев, а малоизвестные вузы, колледжи и школы, в которых преимущественно обучается темнокожее и коренное американское население. Первый миллиард разошелся очень быстро.

Когда грянул коронавирус, Маккензи увеличила свои пожертвования, и в итоге ее вклад составил четверть всей благотворительности в США, связанной с пандемией. Она пожертвовала более четырех миллиардов долларов на продовольственные банки и экстренную помощь пострадавшим от COVID-19.

Сегодня Маккензи третья самая богатая женщина в мире, ее состояние оценивается приблизительно в 55 миллиардов долларов. В июле она написала, что намерена «вернуть большую часть своего богатства обществу, которое помогло его зарабатывать, сделать это продуманно и двигаться вперед, пока сейф не опустеет». Ее полностью поддерживает новый муж, школьный учитель из Сиэтла.

Как стать миллионером (из миллиардера)

Старшее поколение миллиардеров, которых смущает энергичный подход к филантропии, могут посмотреть на Чака Фини, хотя он и делает все возможное, чтобы его не замечали. Фини, один из основателей сети магазинов Duty Free, считается Джеймсом Бондом благотворительности. Автор Forbes, Стивен Бертони, пишет, что именно его действия и подали пример Гейтсам и Баффету в 2010 году. Хотя сначала он не планировал подписывать «Клятву» — не хотел публичности.

Чак Фини всегда щедро раздавал деньги. Ирландец по происхождению, в 90е годы он внес большой вклад в проведение мирных переговоров в Северной Ирландии и лоббировал партии, поддерживающие мир в стране. В 2012 году он отложил себе с женой на старость около двух миллионов долларов и стал последовательно реализовать «план разорения». Ему предстояло избавиться приблизительно от восьми миллиардов долларов. Фини мечтал увидеть при жизни, как его деньги приносят пользу, он не доверял фондам, которые, по его словам, выдавливают «по пенсу на проблему в десять долларов».

Он создал компанию Atlantic Philanthropies с четким планом: не принимать предложения, а самим искать задачи. Деньги выделили на лечение ВИЧ в Южной Африке, здравоохранение на Кубе, начальное образование во Вьетнаме, защиту прав сиделок в Бронксе и так далее. Последний грант (350 миллионов долларов) отправился в альма-матер Фини, Корнеллский университет, создавать технологического хаба на острове Рузвельт в Нью-Йорке. В 2020 году Фини добился своего. Он перестал быть миллиардером и закрыл Atlantic Philanthropies.

У Фини нет особняков и яхт, он живет в квартире и ездит общественном транспорте. Семья не привыкла к щедрости отца: Четыре дочери и сын еще в студенческие годы начали подрабатывать официантами и кассиршами. По словам его дочери Лесли: «Это эксцентрично, но он защитил нас от людей, которые бы относились к нам иначе из-за денег. Это сделало нас нормальными людьми». Лесли вспоминает, что как-то, когда она была подростком, отец обнаружил, как они с подружкой наболтали на огромный международный телефонный счет с приятелями из Европы. Фини отключил дочери телефон и распечатал карту города, на которой отметил все ближайшие телефоны-автоматы. А еще отправил счет отцу ее подруги: «Вот это было неловко», — вспоминает Лесли.

чак фини
Чарльз Фини, фото: flickr

Наследники Фини не одиноки среди детей, одобряющих решения своих родителей-филантропов. Например, гонконгский миллиардер, владелец компании недвижимости Centaline Group, Ши Вин-Цзин пообещал не оставлять своим детям никакого наследства. Его сын, 30-летний Алекс Ши, прокомментировал эту новость так: «Он сказал нам об этом, когда мы были еще маленькими, и у нас не было выбора. Он говорил, что лучше не вести чересчур комфортную жизнь. Ты больше ценишь вещи, когда заслуживаешь их шаг за шагом». Правда, Алекс в любом случае уже достиг поста вице-президента компании и скорее всего станет ее председателем после смерти отца.

Международный молодежный проект Resource Generation привлек в 2020 году 812 участников из богатых семей, совместно обещавших отдать 68 миллионов долларов во имя социальной справедливости. В итоге даже появилась новая профессия — консультанты, которые помогают молодым людям избавиться от лишнего богатства. Одна из их задач — примирить молодежь с родными, многие из которых в ужасе от идеи «разбазаривать» с трудом заработанное предками.

Впрочем, бедность никому из них не грозит. Практически все при жизни родителей получают все необходимое, чтобы встать на ноги, в частности отличное образование, возможность повидать мир и попробовать себя в разных областях. Как сказал Уоррен Баффет в 1986 году, он хочет оставить своим детям «достаточно денег, чтобы они чувствовали, что могут сделать, что угодно, но не так много, чтобы они могли не делать ничего».

Миллиардерам действительно сложно разориться. Состояние 62 живых участников «Клятвы», которые были миллиардерами в 2010 году, выросло за десять лет на 95%: с 376 миллиардов до 734 миллиардов долларов. Для человека, которому не грозит стать ни миллионером, ни миллиардером, цифры с множеством нулей могут казаться примерно одинаковыми. Но если бы у вас был миллион долларов и вы бы тратили на добрые дела по тысяче долларов в день, миллион бы закончился, примерно, за три года. Миллиард бы пришлось тратить 2740 лет.