Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

«Женщина в синяках и ссадинах — это проблема». Анна Ривина — о магшот-челлендже

Instagram и TikTok заполонили фотографии девушек с макияжем в виде следов от побоев. Это участницы популярного флешмоба, в рамках которого нужно имитировать «магшот» — фото задержанного преступника, сделанное в полицейском участке. Задумку уже раскритиковали люди, считающие, что насилие не может быть эстетикой. Директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина объясняет, в чем опасность таких флешмобов и как можно превратить слабость женщин в их силу.


Как человеку, выступающему за свободу самовыражения и против цензуры, мне сложно говорить об этом явлении. Можно ли делать любой мейкап? Можно ли пародировать какие угодно ситуации? Можно ли смеяться над тем, что кажется смешным? Без сомнения. Но нужно понимать, что домашнее насилие, масштаб которого сегодня огромен, происходит именно потому, что люди неправильно идентифицируют его и могут не разглядеть опасности, которую несет романтизация. 

В 2017 году, когда мы снимали кампанию «Мужчины против насилия», кинокритик Антон Долин сказал, что насилие привлекательно и считается сексуальным. Мысль вполне очевидная, но все равно шокирующая, поскольку мы не задумываемся, насколько сильно сексуализируем его на самом деле и как мы к этому привыкли. 

К сожалению, этот флешмоб — лишнее тому подтверждение. Когда девушки выставляют свои «избитые» образы как нечто привлекательное, мы перестаем видеть в этом страшное, а когда человека бьют — это, очевидно, страшно.

В мире не раз проходили акции в поддержку пострадавших, где фотографии изображали насилие красиво, а не так, чтобы хотелось закрыть глаза и отвернуться. Сейчас это добралось и до российского Instagram. Когда блогерша c пятью миллионами подписчиков Катя Адушкина выкладывает свое фото с «избитым» лицом, а Саша Спилберг — блогерша с такой же аудиторией — отвечает, что это круто, становится понятно: людям нравится, и они захотят это повторить. В этот момент насилие перестает быть неприятным и даже переводится в шутку: «Давай я сделаю тебя привлекательной, чтобы ты поучаствовала в челлендже». 

https://www.instagram.com/p/B-umTIQoR0d/

Грань очень тонка. С одной стороны, мы знаем, что флешмоб — не про избиение женщин. Запустившая его визажистка Эбби Робертс моделировала другую ситуацию — когда насилие идет от полицейских (и это тоже не должно быть сексуальным).

С другой стороны, в стране, где масштабы домашнего насилия не признаются и избитое женское лицо может кому-то казаться красивым, мы стоим на месте. Так людям сложнее осознать, что девушка в синяках и ссадинах — это проблема, которую нужно решать всеми способами — и не только государству, которое, к сожалению, бездействует, но и обществу. Блогерам с огромной аудиторией тоже нужно понимать, что они устанавливают нормы и формируют чужое отношение к насилию.

Но в то же время флешмоб может показать женщину иначе: не как нежный цветочек, который должен стоять на полке и радовать глаз, а как источник силы. Да, она может быть агрессивной, драться и защищаться. Женщина с синяками, уверенно смотрящая в объектив, показывает, что может постоять за себя и дать отпор. 

Каждый прочтет это по-своему, но я надеюсь, что среди авторов восторженных комментариев к фотографиям никто не воспринимает девушек как «представительниц слабого пола», с которыми можно делать что вздумается.

Анна Ривина

Фото Анны: Ирина Якобсон. Сделано для кампании «Насилию.нет» 2016 года