Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

Жизнь на ощупь: кто и как учит незрячих детей читать и ориентироваться в пространстве

Тифлопедагог, незрячие
ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Кратко

По данным Международного агентства по профилактике слепоты, примерно 284 миллиона человек по всему миру живут с нарушениями зрения, около 39 миллионов из них полностью его лишены. Заболевания глаз есть более чем у 19 миллионов детей. В России количество незрячих и слабовидящих превышает 210 тысяч человек. Ежегодно примерно 45 тысяч человек становятся инвалидами из-за проблем со зрением. Из них более половины — дети и подростки. «Утопия» поговорила с тифлопедагогом о том, как и чему обучают незрячего ребенка, с какими трудностями сталкивается он, его родители и сама педагог.

Когда родитель понимает, что его ребенок незрячий, первое, что он хочет сделать — вылечить его. Но зачастую это невозможно. В попытках вернуть ребенку зрение, родители раз за разом обращаются к врачам. И детям проводят одну операцию за другой.

«Пять-шесть раз прооперировали, и получаем такую ситуацию: ребенку со зрением не помогли, а интеллект частично могли убить. И получается, что раньше ребенок развивался, а тут уже идет большой откат назад. Если вначале ребенок мог считать до десяти, решать задачки на сложение и вычитание, то потом он не может даже цифры вспомнить», – рассказывает тифлопедагог Людмила Фомина.

Людмила не видит, но это не мешает ей работать тифлопедагогом уже более 30 лет. Она преподает в Центре ранней интервенции при Библиотеке тактильных образов для незрячих в Москве. По ее словам, за все эти годы она не сталкивалась с необучаемыми детьми. Хотя часто незрячие дети и их родители сталкиваются с трудностями, которые сложно представить видящим людям.

Это не означает, что родители должны тут же отказаться от идеи вылечить своего ребенка, однако каждый подход имеет свои риски, говорит Людмила.

Начало жизни

Первый год жизни незрячего ребенка особо не отличается от жизни ребенка, у которого есть зрение. Но акценты в общении переносятся на другие органы чувств. Малыша учат ориентироваться на звуки, слушать речь родителей. Детей учат развивать тактильность — дают несколько игрушек с разными текстурами. Кладут их справа и слева от ребенка в кровати, чтобы ребенок запоминал, где что лежит.

Важно внимательно следить за тем, на что ребенок реагирует сильнее, и делать на это акцент. «Мой знакомый рассказывал, что его ребенок успокаивается, когда слышит запах мамы. Тут все индивидуально», — рассказывает Людмила.

У незрячих детей есть одна особенность — у них может не наступить период ползания. У малышей без проблем со зрением этот период наступает сам собой, в то время как незрячих нужно практически провести через него. К примеру, перед ребенком кладут игрушку, которая издает какой-то звук, и родители должны показать ребенку, что головку нужно поднимать и как двигать ручками и ножками. При этом в обучении ходить особых упражнений не требуется — как и обычному ребенку, незрячему просто может понадобиться помощь родителей. Малыш, вероятно, пойдет позже, чем его зрячие сверстники, но в этом нет ничего страшного.

Незрячие дети могут развиваться чуть медленнее, чем их сверстники. По словам Людмилы, это связано в том числе с изолированностью. «Они могут задавать одни и те же вопросы по нескольку раз. Ребенку хочется общаться, он хочет говорить. Естественно он задает те вопросы, которые может задать, которые знает», — объясняет тифлопедагог.

Изолированность часто идет рука об руку с гиперопекой, когда родители делают все за ребенка. «Важно, чтобы он сам учился есть ложкой. Не таскать, боясь, что он упадет в какую-нибудь ямку. Даже если он наступит в небольшую ямку, ничего страшного не произойдет», — поясняет Людмила.

Бытовые сложности

Людмила активно пользуется соцсетями и мессенджерами. «У меня обычный айфон, он никакого зрения не требует, потому что проговаривает все», — объясняет Людмила.

Хотя, по ее же словам, с некоторыми сложностями она все же сталкивается. К примеру, достаточно сложно освоить Instagram: «Мне надо размещать материалы, особенно фотографии, я все время боюсь, как бы мне не поставить фотографию вверх ногами. Вот, думаю, будет смех. Иногда очень сложно бывает, когда я ставлю камеру, чтобы не было половины лица или половины головы. Но меня успокаивает то, что людям все-таки больше интересно содержание».

Большинство сложностей в жизни незрячего человека связаны с простыми бытовыми вещами. С детства они привыкают запоминать, куда положили ту или иную вещь, чтобы в случае необходимости ее было легко найти. «Если эту вещь сдвинуть сантиметра на два, ее потом сложно найти. Если что-то горит на плите, ножик или лопаточку совсем некогда искать», — объясняет Людмила.

помощь незрячим, слепота, обучение
Людмила и ее кошка Шеба. Фото из личного архива.

Когда незрячий человек приходит в новый дом, он ожидаемо сталкивается со сложностями, потому что люди кладут все в разные места. Но такое может произойти и в своей собственной квартире: «У меня была знакомая, которая могла положить, например, масло на холодильник, ножик на подоконник».

Но, по словам тифлопедагога, ко всем нюансам можно привыкнуть. А для тех, кто с такими проблемами все же сталкивается, разработаны специальные девайсы. Например, особая посуда — чашка начинает жужжать, когда жидкость доходит до края. Людмила такими приспособлениями не пользуется. Она считает, что они доставляют больше хлопот, чем пользы: «Не хочется зависеть от какого-то технического приспособления. Если приезжаешь в другое место, не будешь же таскать за собой эту тарелку, нескользящие коврики или что-то еще». Единственное, что Людмила возит с собой всегда, это картофелечистку, потому что не умеет чистить картошку ножом.

Помощники

Основные проблемы начинаются с выходом на улицу. «Наступает вечер, а что завтра — неизвестно. Как поедешь, куда и с кем», — рассказывает Людмила. Некоторые незрячие учатся сами передвигаться по улице, но это доставляет им большой стресс. 

Поэтому многие находят помощников — людей, которые бесплатно или за деньги помогают незрячим с бытовыми сложностями.

Кроме того, незрячим людям помогают собаки-поводыри. У Людмилы тоже был такой помощник: «Она была очень умная, но хитрая. Она как-то увела моего мужа в соседний дом, потому что там находилась другая ее знакомая собака. Просто пошла в гости».

Сейчас с женщиной живет кошка Шеба. Людмила убеждена, что питомица помогает ей: «Она как-то увидела, как собака сопровождает незрячих, и решила, что тоже хочет это делать. Теперь она дает мне в руку хвост. Я несу ее в руках, держу за хвост, и так мы идем домой».

Перспективы

Психологи называли Настю (имя изменено) гиперактивной: ей было сложно учиться, потому что она не могла долго концентрироваться на каких-то определенных вещах. Когда Настю привели к Людмиле, девочке было всего три года. Как-то тифлопедагог с девочкой занимались в большой аудитории. На одной из стен висел шкаф для пожарного рукава. Настя была слабовидящей, поэтому разглядела его. Девочка побежала к шкафу, немедленно вытащила шланг и начала бегать с ним по всей аудитории. Рукав был завязан на несколько узлов. Вместо того чтобы отчитать Настю, Людмила показала ей, как эти узлы развязывать.

Этот случай благополучно забылся. Людмила не знала, что все шкафчики в квартире, где жила Настя, закрывали и завязывали веревочками. Это делалось, чтобы девочка не залезла в них и не распотрошила. Как-то Настю оставили на кухне одну. Разумеется, научившись развязывать узлы, она первым делом залезла в шкафчики и перемешала все крупы.

Среди подопечных тифлопедагога несколько людей профессионально поют, один парень учится играть на виолончели в школе искусств.

«У меня ученица была, сейчас живет в Германии. Она знает порядка пятнадцати языков на бытовом уровне. Ее тоже необучаемой считали», — пояснила Людмила.