Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

В Мексике наркобароны принуждают женщин делать пластические операции в обмен на защиту

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

В западном мексиканском штате Синалоа находится самый могущественный и кровавый наркокартель страны. Он настолько влиятельный, что наложил отпечаток не только на большинство предприятий в штате, но и на популярность пластической хирургии. Из-за так называемой «наркоэстетики» торговцы заставляют женщин, с которыми встречаются, делать операции в обмен на финансовое обеспечение и безопасность на улицах.

Одним из показателей статуса наркоторговца в Мексике считается женщина с определенной фигурой — тонкая талия, широкие бедра с крупными ягодицами и большая грудь. Женщин с такими формами называют la buchona, у одного наркоторговца может быть три-четыре такие партнерши. 

Доктор Рафаэла Мартинес Терразас рассказала «Би-би-си», что у нее есть постоянные клиенты из наркокартелей, которые отправляют к ней женщин. «Один парень позвонил мне и сказал: “Одна из моих девочек идет навестить вас. Теперь, доктор, вы знаете, что мне нравится. Не обращайте внимания, что она говорит — это то, за что я вам плачу”». — говорит Мартинес. По ее словам, он отправил к ней на операцию уже около 30 женщин, и в подобных случаях она всегда отвечает, что в операционной слушает только пожелания клиенток. 

Каждая процедура стоила около 6,5 тысяч долларов, часто оплата производилась наличными. «Очевидно, что в этих случаях деньги поступают от торговли наркотиками. Я говорила, что это нехорошо, но сейчас меньше думаю об этом перед операциями. Экономика здесь, в Синалоа — рестораны, бары, больницы — зависит от незаконного оборота наркотиков», — рассказала хирург. 

«Мужчины соревнуются друг с другом за женщин. Твоя жена — это та, кто дома заботится о твоих детях. Другие твои женщины скорее трофеи. Мужчинами движет похоть — к большим ягодицам и груди», — говорит тридцатилетний наркоторговец Педро, оплативший операции двум партнершам. По его словам, женщины часто делают пластические операции сами, чтобы найти спонсора и «крестного отца» среди членов наркокартеля. 

В Синалоа, где широко распространена нищета, а жизнь ненадежна из-за присутствия такого количества вооруженных групп, «крестный отец» может принести женщине комфорт — деньги, автомобили и украшения — и защиту от других мужчин.

Так, наркокультура способствовала распространению идеи о том, что женщины — собственность мужчин. Юристка Мария Тереза ​​Герра, десятилетиями отстаивающая интересы женщин в Синалоа, рассказывает, что собственничество наоборот увеличивает риск насилия в отношении женщин. «Женщин убивают за то, что они встречаются с торговцами. Был один случай с молодой женщиной — ее парень был наркоторговцем. Он оплатил ей операцию, и когда ее убили его враги, стреляли в грудь и бедра — части тела, в которые ее парень вложил деньги», — рассказывает Герра.

В Синалоа с применением огнестрельного оружия убивают в два раза больше женщин, чем в других мексиканских штатах. «Власти по-прежнему не хотят заниматься проблемой наркокультуры. Серьезной борьбы с организованной преступностью нет — все еще есть соучастие. Защищаются наркоторговцы, а не женщины», — заключает юристка.