Рассылка Утопии
Изучаем феномены насилия, абьюза и гендерных различий со всех сторон. Читайте первыми главные новости по теме и наши новые тексты.

Нет иноагентов, есть журналисты

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено
средством массовой информации, выполняющим свои функции

В офисы дагестанских партнеров «Правовой инициативы» пришли с обысками

ПО МНЕНИЮ РОСКОМНАДЗОРА, «УТОПИЯ» ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕКТОМ ЦЕНТРА «НАСИЛИЮ.НЕТ», КОТОРЫЙ, ПО МНЕНИЮ МИНЮСТА, ВЫПОЛНЯЕТ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
Почему это не так?

Силовики пришли с обысками в офисы дагестанских партнеров организации «Правовая инициатива». Об этом сообщила пресс-секретарь проекта Ксения Бабич.

В Хасавюрте силовики вскрыли дверь офиса адвоката Малики Абубакаровой и изымают технику. В Махачкале с обысками пришли домой к сотрудникам партнерской организации, название которой не сообщается.

По словам Бабич, силовики сказали, что они приехали из Пятигорска и «проверяют организации, которые занимаются насилием».

В постановлении об обыске, вынесенном городским судом Нальчика, говорится, что силовики проводят не обыск, а осмотр помещений. Разрешение просил генерал-лейтенант, замглавы управления МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу Сергей Зубов. По его словам, осмотр нужен для проверки сведений о причастности лиц к организации массовых беспорядков (часть 1 статьи 212 УК) и финансированию экстремистской деятельности (часть 2 статьи 283 УК).

В августе 2019 года с обысками пришли в офис московского партнера проекта — правозащитной организации «Астрея», а также в офис в Назрани. После этого министерство юстиции признало ингушское отделение «Правовой инициативы» иностранным агентом.

«Правовая инициатива» занимается делами, связанными с нарушениями прав человека на Северном Кавказе, а также с домашним насилием. Их кейс «Володина против России» стал первой жалобой о домашнем насилии в РФ, которую рассмотрел Европейский суд по правам человека. Кроме того, недавно адвокат проекта Ольга Гнездилова пожаловалась в прокуратуру на махачкалинский бассейн, куда перестали пускать женщин.